Рассказы об Израиле (впечатления туристов и новоприбывших)

О любителях, их путешествиях, что, где, почем

Re: Рассказы об Израиле (впечатления туристов)

Сообщение Сан Саныч 29 янв 2015, 08:18

[youtube]http://www.youtube.com/watch?v=zN0-zzb_nbQ[/youtube]
Аватара пользователя
Сан Саныч
Собеседник
 
Сообщений: 17502
Зарегистрирован: 12 дек 2009, 14:29
Откуда: Хайфа, Израиль
Пол: Мужской

Re: Рассказы об Израиле (впечатления туристов)

Сообщение Сан Саныч 06 фев 2015, 09:55

Владимир Познер об Израиле

[youtube]http://www.youtube.com/watch?v=Ahg5zXFLuG4[/youtube]

Мы снимали первые две недели нашего документального фильма, который будет об Израиле – в Израиле – и фильм называется «Еврейское счастье». Я хотел бы похвалиться и сказать, что это я придумал, но это не я. У нас есть креативный продюсер, его зовут Артем Шеин, он придумал это название. Вообще я взялся за этот проект с некоторым душевным трепетом, потому что…

Когда зашла речь об Израиле, я сразу почувствовал себя не совсем в своей тарелке. Во-первых, потому что моя фамилия Познер. Это еврейская фамилия, как вы знаете, а если не знаете, то я говорю. Это еврей из города Познань, в Польше. Мой отец не считал себя евреем, он считал себя русским интеллигентом. Он не говорил на идише, не говоря об иврите, его не интересовала еврейская культура. У них в доме этого не было. Они праздновали не все праздники – мы никогда об этом не говорили, но мне кажется, что … ему – чтоб он лучше был не Познер. Что этого не было. И он это мне передел. Абсолютно, я – то же самое… пока в один замечательный день, когда я, наконец, поехал в Соединенные Штаты, после «маленького» перерыва, всего в 38 лет, наконец выпустили меня из рабоче-крестьянского рая, который уже не рабоче-крестьянский (ну а раем-то он никогда не был).

Короче говоря, меня туда позвал в свою передачу Фил Донахью, с которым я делал телемосты. И в начале он задает вопросы и в какой-то момент говорит: Владимир, ты еврей? То ли он спрашивает, то ли он утверждает. Но я сразу настораживаюсь. «Какой же я еврей? – говорю. – Я рожден от француженки, католички, я крещен в католическую веру, поэтому по догмам я никак не могу быть евреем. Ну а что касается моего отца – да, конечно, но с другой стороны он-то себя не считал евреем, он атеистом был. Да и что такое еврей». Фил говорит – ну, была «бар-мицва?» И тут, господа, я должен сказать, что я не знал, что такое бар-мицва, но я знал точно, что этого у меня нет. Поэтому я сказал: «Нет!». Он посмотрел на меня с интересом и сказал: «Владимир, ты говоришь с некоторым энтузиазмом». И я понял, что я полный идиот. Он очень мне помог излечиться от этого. Да, Познер, есть какая-то… Но вот что такое еврейская кровь – я вам как биолог могу сказать, что не знаю. Потому что по крови невозможно определить национальность. Вот тут и возникает: а кто такие евреи вообще? Вопрос: а он может быть неверующим и при этом евреем? Ну да, скажут, Рабинович, значит, он еврей. А если он атеист, этот ваш Рабинович? Как его будут рассматривать – как еврея или нет? Ну, нацисты-то в любом случае – им все равно…

Когда много-много лет назад я оказался на Форуме, была жара, август, тишина, никого нет, 40 градусов, а Форум еще гораздо ниже – весь шум там, а здесь тишина, только цикады чирикают и никого нет из-за жары… вот я хожу по этим развалинам и у меня мороз по коже: кто ходил тут! Цезарь ходил, и Август ходил, и Тит. В общем, боже мой! – и думаю: вот откуда я! Вот я отсюда, я же европеец. Вот мои корни-то! Я их просто чувствую!

Когда я приехал в Израиль – не сейчас, я был один раз только, и был в Иерусалиме, и подошел к Стене плача… – ничего. Ну, интересно. Но вот такого, знаете, чтоб сердце забилось, – нет, я не оттуда. И думаю: вот сейчас ехать туда, и как я буду там вообще себя чувствовать? Что мы сделаем? Понятно, говорят, что в Израиле – кто? Евреи? Израильтяне? Там есть и арабы. Кого показывать? Евреев, создавших еврейское государство – нет, они не создали, они там многое сделали. Кого? Евреев, живущих в своем еврейском государстве – но оно не еврейское полностью, на сегодняшний день, оно смешанное. В общем, тема оказалась очень трудной.

Короче говоря, что меня поразило. Первое, что меня поразило, – это количество русского языка. То есть на самом деле русских примерно… за миллион. Притом в Израиле порядка восьми миллионов человек, их которых полтора миллиона – арабы. И собственно евреев где-то около шести миллионов. Один миллион – это наши бывшие граждане. И так случилось, что я брал интервью в кнессете (в парламенте) у очень важных лиц, и все они отсюда. Все! Спикер, фамилия его Эдельштейн. Председатель важнейшей комиссии по обороне, его фамилия Элькин. У министра иностранных дел, мы все его знаем прекрасно – фамилия Либерман. У генерального секретаря партии «Наш дом – Израиль» Киршенбаум. И у личного экономического советника премьер-министра Канделя. Все говорят по-русски как мы с вами. Все абсолютно, на мой взгляд, реакционны. То есть никакого палестинского государства, вообще не видеть палестинцев. И вообще, любой намек на что-то, пахнущее социализмом, – об этом не может быть и речи. И когда я им говорю: «Слушайте, а вы не думаете, что может быть, во всем, что у вас творится, – может быть, хоть чуть-чуть, вы, может в чем-то ошиблись?» – ответы такие:

Либерман, министр иностранных дел: «Хм, это не мы ошиблись, это Моисей ошибся – ему не надо было нас вести сюда, надо было вести в Швейцарию».

Элькин сказал: «Ну да, наша ошибка заключается в том, что мы не даем себя уничтожать. Я надеюсь, что мы и дальше будем так ошибаться».

Киршенбаум. Я говорю: вам не кажется иногда, что вся рота – не в ногу, а один прапорщик в ногу? – Она: «Если мы пойдем в ногу со всеми, мы окажемся в море». То есть не может быть и речи, чтобы мы хоть чуть, где-то… – нет, мы абсолютно во всем правы.

– А как же мир, как же мир вас осуждает? Даже Соединенные Штаты. Я уж не говорю об ООН. Как же так?

– Да это очень все просто.

– Правда? А что…

– Да все антисемиты.

– Все?

– Да, конечно. Только им неудобно об этом говорить. Они не могут сказать, что они против евреев, но против Израиля – можно. Вот они и говорят.

Я говорю:

– Понятно.

Мое дело задавать вопросы. Это, конечно, факт очень интересный, и не сулит ничего хорошего, это я вам говорю – сто из ста. Вы представляете, что на той территории, которая называется у некоторых оккупированной, а у некоторых по-другому – не важно – называется «большой Израиль» – там еще проживает четыре миллиона арабов, плюс в самом Израиле полтора. Итого пять с половиной. А евреев – шесть. Через десять лет какое будет соотношение? Вопросы есть? А когда арабов в большом Израиле окажется больше, чем евреев… – ни у кого там не дрыгается ничего? Это вот то самое государство, о котором мечтали сионисты, чтобы было настоящее еврейское государство. Да не будет этого никогда, будет совсем другое. Я так думаю. Есть люди, которые думают иначе.

Второе – это, конечно, поразительные успехи наших бывших граждан, поехавших туда. Поразительные! Когда я разговаривал с Нетаньяху (не в этот раз – мне еще предстоит брать у него интервью, это было в моей программе), – я его спросил:
– Послушайте, вот приехали к вам в конце 80-х, в начале 90-х около миллиона человек. Страна у вас – вот такая, население мало. И приезжает такая орава. Как вы с этим справились вообще? Это не напрягло вас?

Он говорит:
– Нет, это нас подняло совершенно на новый уровень. Мы стали передовой страной: высокие технологии в медицине, в точных науках, в математике – благодаря им. Так что спасибо вам большое, это так.

И действительно, там же приезжают евреи из разных стран – никого, даже приблизительно, таких успешных, как из России, нет. Это произвело на меня сильное впечатление – кроме языка, достижения.

Далее. Страна абсолютно разделена. Эти - сефарды, эти - ашкенази… эти - сабры (сабры – те, которые родились в Израиле, настоящие), эти - ульраортодоксы, эти - либеральные, эти вообще никакие, эти за то, чтобы было палестинское государство, эти против – в общем, где два еврея, там три мнения. Так что же их объединяет? И я понял, я для себя сделал маленькое открытие: их объединяет всех – невероятная, сильнейшая любовь к своей стране. Они могут ругать все что угодно и кого угодно, но вы не услышите, чтобы они что-нибудь сказали плохое о стране или о своем народе в целом. Для них эта страна не воспринимается как нечто само собой разумеющееся. Она воспринимается как чудо, как исполнение давней мечты, и вот это чувствуется невероятно, с невероятной силой: любовь к Израилю.

И это производит сильное впечатление, если удается это почувствовать. Ну, и конечно, следующее: вы знаете, Уинстон Черчилль сказал, что в Англии нет антисемитизма только потому, что мы не считаем, что они умнее нас (евреи). Что, конечно, остроумно, но они на самом деле умнее. Я в этом убедился. Они поразительно придумывают какие-то вещи: как они превратили пустыню в общем-то сад – это же не придумано. Как они решают вопросы армии! Ведь армию там обожают! Служить в армии – это высокая честь, а не просто долг. В самой армии поразительные вещи. Ну, например, сухой паек. Дается не на одного человека. Сухой паек дается на четверых, то есть все верят друг другу. Нет того, что это мое, а это – мое. Это наше. Как будто бы очень простая вещь, но она очень работает. Как сделать так, чтобы солдаты пили воду – там очень жарко. И надо, чтобы пили. Ну как у нас делают: так и так тебя, пей, пей… Здесь не так: здесь в сухом пайке много соленых огурцов. Люди едят огурцы, а от соленых огурцов жажда возникает. Они думают вот о таких мелочах, и, конечно, это производит впечатление. Они думают, как это сделать, чтоб работало, – не с помощью приказов.

Когда я там был, там было несколько терактов. Неприятно. Человек на машине, въезжает, на автобусной остановке убивает женщину, трехмесячного ребенка… Ты идешь и думаешь: ну как это, то все хорошо, то не очень – этот момент там есть, и он неприятен и очень много людей заводит. Вот что любопытно: почти у всех есть оружие, но никто ни в кого не стреляет. Представляете, если бы у нас всем раздали оружие, как некоторые считают полезным? Знаете, сколько бы было перестреляно людей? Там вообще нет этого. Это о чем-то говорит, ведь это мозги, это определенное отношение, это автоматы у них – не то что какой-то пистолетик, – и ничего. Все это производит впечатление, ничего не могу сказать. Я все еще разбираюсь…

Ну, и потом, наконец, со мной там произошла одна тяжелая история. Там есть такой музей – Яд-Вашем. Это музей, посвященный памяти Холокоста. Я много чего видел, я понимал, что я приду, и, конечно, во мне опять поднимется такая «любовь» к германской нации, но я справлюсь с этим. Все сделано мощно очень, специально так сделано, между прочим, – если вы можете войти, то не можете выйти – вы должны пройти через все. Ну, шли, сняли там, потом сказали: а теперь пойдемте в архив. Архив Яд-Вашем собирается собиранием материалов по поводу битв – вы знаете, так ¼ до сих пор собираются – как кусочки пазлов, гигантское количество (не знаю, сколько миллионов всего).

То, что они там делают, то, что они все это собирают, тратя на это гигантские усилия, тратя на это деньги, тратя на это часы и часы, – конечно, и это дело, и то, как они к этому относятся, – все это произвело на меня сильное впечатление. Вообще, к Холокосту, который, естественно (или не естественно), – но он изменил их. Они стали другими. То есть вот эти столько веков они просто покорно подчинялись: их гнали, они бежали. Черта оседлости, гетто, нельзя то, нельзя это, нельзя владеть землей. В конце концов в XIX веке родилась идея сионизма – создание еврейского сионизма (некто Герцль). Это было, кстати, с делом Дрейфуса, которое было во Франции. После него просто пришли к выводу, что никогда их не примут, никогда. И потому нужно еврейское государство. Но даже во время войны они не сопротивлялись. Им говорили – надеть звезду, и они надевали. Прийти туда-то с чемоданчиками – приходили. И было только несколько случаев – восстание, например, в польском гетто, когда их уничтожили всех и им никто не помог – ни англичане, ни американцы, ни советские – НИКТО!

Когда они бежали из Германии, ни одна страна их не принимала – ни Америка, ни Канада, ни Австралия. НИКТО НЕ ЗАБЫВАЕТ ЭТОГО, И ОНИ НЕ ЗАБЫВАЮТ.

И когда я с ними говорю насчет того, что, мол, как же вы себя ведете – так что мир вас осуждает, – они говорят: да, но сколько мир нас обманывал, сколько раз он нам лгал, сколько раз предавал – нам плевать на этот мир. Я буквально говорю. Сложный очень фильм, и что у меня получится в итоге – я не знаю. Но что-то получится, конечно. Я вступал там в споры с раввинами, а раввины ведь поразительные люди. Это люди, которые знают столько, что просто вообще невообразимо.

Они начинают учиться в три года. В три года!

И считается, что они что-то начинают понимать, когда им сорок. Учатся по 13, 14, 17 часов в день, и сказать, что они знают так называемое Священное писание, – это ничего не сказать. Короче, интересно это все! Это не нечто поверхностное, это совсем другое.

Ну, вот это я хотел вам рассказать, мне кажется, что это небезынтересно, а что из этого получится, я не знаю, тем более что фильм не будет готов раньше будущей осени, потому что мы отснимем все, а потом будет монтаж, перевод и так далее. Во вторую поездку мы, наверное, не будем общаться с русскоязычными – их у нас уже достаточно. Будем общаться уже с теми, которые по-русски не говорят. С некоторыми уже встречались, например, с писателем – совершенно изумительный человек, который придерживается совершенно другого мнения, чем наши с правым уклоном. Вот, собственно, что я хотел рассказать вам о нашей поездке.
Аватара пользователя
Сан Саныч
Собеседник
 
Сообщений: 17502
Зарегистрирован: 12 дек 2009, 14:29
Откуда: Хайфа, Израиль
Пол: Мужской

Re: Рассказы об Израиле (впечатления туристов)

Сообщение Сан Саныч 15 май 2015, 08:10

Ехали из Эйлата в Беер-Шеву на автобусе, проехали 150 км, в гору поднимается, тут слышим "бах", вышли, открыли капот, движок весь в масле, в общем "бомбанул". Водитель начал вызывать другой автобус, а в это время мимо проезжал полицейский и остановился возле нас. Вышел, спросил есть ли у нас вода ибо жарко и надо много пить, мы сказали есть. Он постоял, познакомился со всеми, поговорил, спросил надо ли нам что-то, дети сказали мороженого, он сказал хорошо и поехал куда-то. Через 10 минут приехал, вытащил из машины 20 штук мороженого (по 1$ каждое), 5 литров воды и раздал всем нам. Люди пошли к нему, хотели отдать деньги, но он не взял ни копейки, сказал, что это его работа. Потом опять уехал и через 5-7 минут приехал уже с напарником и они стояли ждали пока нас не заберут. Я пошёл и пожал ему руку, ибо именно так должны выглядеть настоящие полицейские, за которых не стыдно, и который всегда приедет на помощь...

Изображение
Источник
Аватара пользователя
Сан Саныч
Собеседник
 
Сообщений: 17502
Зарегистрирован: 12 дек 2009, 14:29
Откуда: Хайфа, Израиль
Пол: Мужской

Re: Рассказы об Израиле (впечатления туристов)

Сообщение Сан Саныч 25 мар 2016, 19:36

ДВЕ БОЛЬШИЕ РАЗНИЦЫ

После фильма Познера и Урганта "Еврейское счастье" об Израиле долго не хотелось смотреть никакие киноизмышления заезжих гастролеров.
Но вот латвийские кинодокументалисты сняли серию фильмов про Израиль.
Посмотрите, насколько светлее, оптимистичнее и жизнерадостнее выглядит Израиль глазами молодых латышей.
Разительный контраст с фильмом вечно сморщенной, говорящей головки всевечно недовольного Познера, который так похож на Абажа из "Королевства кривых зеркал".

Обратите внимание, что латышское телевидение самостоятельно проспонсировало свое кинопутешествие в отличие от...
Поскольку фильм В. Познера "Еврейское счастье" просубсидировало наше Министерство туризма, не пора ли задаться вопросом, а кто разрешил, завизировал выделение огромных средств на весьма сомнительное мероприятие?
И отдать этого чиновника под суд за разбазаривание государственных денег.

700 чудес света. Святая земля.

1 серия

[youtube]http://www.youtube.com/watch?v=psODrQDkPG0[/youtube]

2 серия

[youtube]http://www.youtube.com/watch?v=0UGux6OW5Q4 [/youtube]

3 серия

[youtube]http://www.youtube.com/watch?v=mwIKHX0r3Oo[/youtube]

4 серия

[youtube]http://www.youtube.com/watch?v=G1mVgvXmCPg[/youtube]

5 серия

[youtube]http://www.youtube.com/watch?v=msIQWsM02ro[/youtube]
Аватара пользователя
Сан Саныч
Собеседник
 
Сообщений: 17502
Зарегистрирован: 12 дек 2009, 14:29
Откуда: Хайфа, Израиль
Пол: Мужской

Re: Рассказы об Израиле (впечатления туристов)

Сообщение Сан Саныч 26 мар 2016, 18:55

Самый красивый уголок планеты: Израиль

[youtube]http://www.youtube.com/watch?v=C3MQVIAsqkw[/youtube]
Аватара пользователя
Сан Саныч
Собеседник
 
Сообщений: 17502
Зарегистрирован: 12 дек 2009, 14:29
Откуда: Хайфа, Израиль
Пол: Мужской

Re: Рассказы об Израиле (впечатления туристов)

Сообщение Сан Саныч 06 апр 2016, 14:05

Израильский дневник:
"Вам не говорили, что мы все сумасшедшие?"

Это личный текст, и не случайно он называется “дневник”. В нем я рассказываю о поездке моей семьи в из Минска в Израиль, о том, что мы там увидели и что услышали из разговоров с близкими, друзьями, знакомыми и почти незнакомыми. Сюда же включены фрагменты обсуждения израильского житья-бытья из моего “Фейсбука”. Возможно, многое недопонято, многое субъективно, но дневник на то и дневник, чтобы быть субъективным. Моей целью было понять эту страну не только извне, но и — хоть немного — изнутри. Единственное, чего я не делала (и в этом могу поручиться), — не лгала, не приукрашивала и не очерняла израильскую действительность. И она оказалась гораздо сложнее, но и гораздо интереснее, чем казалось, когда мы бывали здесь туристами.

Итак, 28 февраля, солнечное воскресенье, бортпроводник объявляет: в аэропорту “Бен Гурион” 30 градусов тепла. “Таки-долетели”, спасибо “Белавиа”. В Израиле мы с мужем в четвертый раз, но в первый — не с туристской, а с семейно-родственной целью. Мы — папа, мама и бабушка — приехали навестить дочку, она же внучка.

Изображение

Дочь учится в Междисциплинарном центре в Герцлии, семью потами зарабатывая степень МВА. Потому не ждите от меня рассказов о красотах и священных местах, об Иерусалиме, об Иордане, городе художников и мудрецов Цфате: в этот раз мы там не были. Мы ходили по улицам Тель-Авива и Хайфы, съездили в два кибуца и один кампус, а главное — говорили с людьми: хотелось понять Израиль. Кое-что удалось, кое-что — нет, а кое-что со стороны понять невозможно.

Встретив нас в аэропорту с роскошными букетами и добросив до отеля, дочь и ее молодой человек умчались на занятия. Я, грешным делом, надеялась: она прогуляет. Не тут-то было!

Отступление первое, нелирическое. Об израильской учебе

Курсы, которые проходит дочь, состоят из шести занятий: пропустишь два — не знаешь трети программы. Не сдашь экзамен — есть второй шанс, но ходить до бесконечности и глядеть на преподавателя умоляющими глазами, пытаясь взять его измором, как это делается у нас, невозможно. В крайнем случае тебе предложат прослушать курс еще раз — и сдать экзамен, но: а) в следующем году; б) очень-очень недешево… Вспомнила студенческие протесты в Минске против платных пересдач и призадумалась. Протест — это ярко, смело и красиво, но знание, что придется остаться на второй год и заплатить за это большие деньги, мотивирует учиться куда сильней. Правда, лишь в том случае, если учение — действительно учение. В Израиле это так. Престиж образования у “народа Книги” был высок всегда, и в Израиле этот культ сохранился — и стал одной из центральных линий житья-бытья.

Информация дается густо — ни минуты, потерянной на толчение воды в ступе; и конспект скатать не у кого: дочь учится по-английски — но однокурсники-то пишут на иврите… Потому же, например, она не смогла вырваться на вечер Светланы Алексиевич в Тель-Авиве, о котором мечтала и куда была приглашена. Вряд ли умный минский студент не прогулял бы ради этого лекцию… Здесь бы и она прогуляла — там не могла.

Излюбленная игра многих наших студентов — выдавить из преподавателя проходной балл и дотянуть до получения “корки” — в Израиле не срабатывает. Вылетишь из вуза, пустив в трубу и немыслимые труды, и деньги (стипендия, грант, родительские — пеструю смесь, собранную по кусочкам), и не факт, что ты найдешь их в следующий раз. Тем самым ты автоматически вылетаешь из конкуренции за будущее.

Это начинается еще в школе. В младших и средних классах детей лелеют, будто в семье, но чем ближе к старшим классам, тем более ясно становится: школа — не для того, чтоб оТучиться, а для того, чтоб оБучиться.

Если ты всего-то отсидел 12 лет за партой — получишь лишь справку: для этого даже и на экзамены ходить необязательно. С ней ты пойдешь в армию, а затем, если нет особых амбиций, — на неквалифицированные специальности вроде охранника или обслуги в кафе. Так, в 2007 году лишь около 74% израильских двенадцатиклассников сдавали экзамены, и лишь 46% получили аттестат зрелости (багрут). Впрочем, в 2014 году багрут получили 65,5% выпускников: то ли жизнь научила, то ли требования чуть-чуть подкорректировали. Если же ты получил багрут, то у тебя есть шанс на колледж. Сможешь быть техником или механиком.

Представьте, что было бы у нас, если б треть (или половина) школьников не могла получить аттестат? Как бы “натягивали”, как бы рвали и метали, какие бы головы полетели… А там просто: готов — получишь свой аттестат зрелости. Нет — живи, довольствуясь малым, зрелости в смысле знаний ты так и не получил. Это как ритуальная татуировка в древних племенах: если ты не выдержал обряда посвящения, то остаешься без нее и не считаешься взрослым человеком: ни жениться не имеешь права, ни на охоту ходить — лишь в песочек с детками играть.

Интересно однако, что ты в любом возрасте, включая старость, можешь пересдать экзамены на аттестат зрелости: если дозрел, конечно, прошу прощения за каламбур. (Хотя старости в нашем понимании в Израиле нет.)

Потом начинается армия, и вот тут-то, ближе к концу службы, многие понимают: надо все же поднатужиться и получить багрут. И армия делает благое дело: она оплачивает курсы подготовки к пересдаче экзаменов, не сданных в школе. Но для поступления в университет багрута мало: абитуриенту приходится готовиться к сложнейшему психометрическому тесту. Например, для инженера нужно набрать 650 баллов плюс хороший багрут (где средний балл не меньше 85). А при поступлении на медицинский нужно получить 730 баллов. Стоит ли удивляться успехам израильской медицины? Там просто не может быть случайных людей.

Дальше — больше.

Рассказывает дочь Женя

Изображение
увеличить

Я учусь в Междисциплинарном центре в Герцлии, не буду сравнивать, просто расскажу. Мой факультет называется “школа Арисона”: здесь все факультеты называются школами.

Первое, что бросается в глаза по сравнению с Минском, — интернетизация, “техногенность”, что ли. Вот существует такая внутренняя система — программа Moodle. Она хранит всю твою индивидуальную информацию: расписания, задания, оценки. Здесь оценки не объявляются публично, и никто не знает, сдал ты или нет и на сколько сдал.

Кстати, уведомления об экзамене приходят за час до него на мобильник эс-эм-эской, там написано о том, где будет проходить экзамен. Это делается в целях чистоты эксперимента: чтоб никто не мог спрятать в столе учебник и т.д. Экзамены длинные, по три часа, и если надо выйти по естественной надобности, то нужно отметить время при выходе и при возвращении. За этим пристально следят. И если тебя долго не было, возникают вопросы.

В эту же систему преподавателями вкладываются домашние задания для студентов, сюда же ты загружаешь свои работы. Кстати, она умеет проверять на плагиат: если она видит, что кусок текста из интернета, она не дает тебе загрузить его и сильно ругается.

Внутри нее есть и информация о преподавателях: CV, места, где он работал, о чем он писал диссертацию. Преподаватели наравне со студентами, сами вытирают за собой доски, пусть это будет профессор, сколь угодно именитый.

Вот у меня преподают профессора из Йельского университета, Массачусетского, Стэнфорда, университетов, которые входят в Лигу Плюща, и никто не фанаберится. Кстати, преподаватели обязательно еще и практики. Препод, который учил нас статистике, не просто преподает статистику. Он работает в медицинской школе Тель-Авивского университета и статистически исследует реакции на лекарства и т.п. Другие — консультанты по маркетингу и менеджменту в конкретных компаниях. Они не перекладывают бумажки из файлика в файлик и не стоят всю жизнь за пыльными кафедрами.

Еще в системе Moodle ты можешь посмотреть необходимые документы, выписки, проконтролировать статус своих платежей. Ты можешь посмотреть “дерево” каталога библиотеки, какие есть книги, что из них на руках. Можешь заказать книгу, чтоб тебе ее достали, и ты только забрал.

Библиотека — на территории кампуса, в сессию она работает с раннего утра и до часу ночи.

Отдельно есть большая комната, чтоб ты мог учиться. С компьютерами, со множеством столов: там ты можешь заниматься групповыми заданиями, можешь общаться вслух. Это “громкая комната”: она открыта 24 часа в сутки семь дней в неделю. А еще есть другое отделение, там тоже компьютеры, но оно “тихое”: там учатся те, кому нужно сосредоточение, и все работают молча.

Кстати, в библиотеке принтер очень прикольно работает: ты отправляешь с компьютера документ на печать, идешь в соседнюю комнату, вводишь свой номер телефона, вставляешь кредитную карточку в отсек, с нее списываются деньги за распечатку, а по окончании забираешь ее и документ.

Изображение

В кампусе есть административный отдел, есть отдел оплат. Если ты не платишь, тебя предупреждают раз-другой, а потом — бац! — и тебе перед самой сессией отрубают доступ, и ты не можешь посмотреть ни своих оценок, ни расписания экзаменов: пока не заплатишь, система назад не включится.

В университете есть студенческий союз, который делает новоприбывшим группам тур по университету, организует культурную жизнь, разные дополнительные курсы, а еще тусовки, поездки примерно раз в месяц на природу: вместе попить пива и поболтать. Они организуют пробеги и марафоны по городу, выбивают скидки во всяких ресторанчиках или кафе. Иногда у них получается “скинуть” 15−30% на еду.

Студенты, хорошо знающие предмет, проводят дополнительные (платные) занятия с младшекурсниками. Если вы ходите на эти занятия всей группой, цена делится между всеми, а если ты один — 80−90 долларов, в общем, до сотни за занятие, что сильно кусается. Моей подружке пришлось заплатить за подготовку к статистике 600 долларов.

Есть административные здания…
Изображение

Что еще есть в кампусе? Например, кафе, где за 25 шекелей (8 долларов) тебе дают два огромных гарнира и рыбу или мясо. Кстати, ты можешь попросить добавки, но и без того очень много: просто не съешь. Китайскую еду можно купить. Салаты можешь сам составить из овощей. Везде можно пить кофе, а в зданиях есть специальные места, где ты можешь подогреть в микроволновке еду, которую принес с собой.

Мы попали в кампус поздно вечером. Дочь показала охраннику студенческий — и мы все прошли вместе с ней, сопровождаемые доброжелательной улыбкой: здесь это нормально, что мама, папа и бабушка могут приехать посмотреть, где учится их ребенок. Никаких тебе турникетов, никаких записей в журнал, как в иных наших вузах. Создается впечатление, что из этих двух стран на военном положении совсем не Израиль. Зачем нам такая безопасность в учебных заведениях?

Мы неторопливо погуляли по живописному кампусу, выпили кофе, прошлись по полупустым зданиям. Тем не менее в каждой из комнат сидели студенты: кто-то учил в “тихой”, кто-то делал групповые задания в “громкой”, где-то преподаватель втолковывал что-то студенту: все это видно из-за стеклянных, тщательно вымытых стен. Фотографировать приходилось сквозь них, чтоб не мешать. Был одиннадцатый час, а они учились, пили кофе и минералку, иногда выходили продышаться вечерним воздухом.

Все это жило и дышало, и не было охраны, которая вошла бы в аудиторию и сказала бы что-то вроде: “Восемь ноль-ноль. Ваше время истекло”, — как это бывает у нас. Хочешь учиться — учись! И пусть тебе будет удобно, хоть и нелегко. Это гораздо лучше, чем наоборот.

Изображение

На этом нелирическое отступление об образовании закончено.

Что важно в Израиле?

Еще с прошлых визитов в страну я поняла одну особенность израильтян: важно только по-настоящему важное. Эта черта объясняет многое, самое, казалось бы, разнородное, противоречащее, спорное. Замечательно четкие условия учебы в вузе — и раскардаш на улицах. То, почему скорая будет у тебя через три минуты, а продавщица может болтать по телефону, не обращая внимания на покупателей (справедливости ради, вызов скорой — дорогое удовольствие и потому практикуется только при острой необходимости: если люди могут, они сами едут в больницу; Израиль — не рай, хотя иногда таковым и кажется).

Повторюсь: важно — важное. Вот почему в отличие от многих стран ты можешь зайти в туалет любого кафе бесплатно (увы, это когда-то всеобщее западное правило постепенно выходит там из обихода) или попросить в кафе бесплатной воды и посидеть за столиком: в Израиле надо постоянно пить, иначе тепловой удар обеспечен. Однако при этом тебя вовсе не будет ждать дежурная улыбка официанта.

То же и с обустройством в отеле: заказанные комнаты с видом на море были невесть кем и невесть когда перепутаны, и по утрам наш взор услаждала бесконечная тель-авивская стройка. “Ну, как же, вот у вас море!” — в одном из окон служащая находит голубой лоскуток между двумя высокими зданиями. Т.е. формально море есть — мы ж не запрашивали конкретный размер и объем. Протокол соблюден. А видно его или нет — не столь важно. С другой стороны, правилом можно и пренебречь и в пользу клиента: потому-то в отеле, где no smoking, тебе сочувственно улыбаются и говорят: вы только в окошко высуньтесь. Курить, высунувшись в большое окно, можно, потому что это никому не повредит: комната не пропитается дымом, будет лишь нарушено одно из многих правил. Исполнить их все невозможно, а с людьми надо по-людски.

Отсюда легкость, даже “безбашенность”, присутствующая, как кажется туристу, повсеместно. Ан нет. Простейшую мазь с антибиотиком пришлось везти детям из Беларуси: иначе с нарывом на пальце надо бежать к врачу за рецептом. Или вот еще один пример. Попытка купить более или менее подходящие очки вместо утерянных мужем, как это можно было бы сделать в наших оптиках, не удается: очки приходится заказывать всерьез, измеряя зрение, проверяя на астигматизм, дожидаясь сутки, нужные для изготовления. Почему нельзя просто продать что-нибудь мало-мальски подходящее? Потому что это может повредить человеку. Более того, уже после заказа и оплаты были тщательно записаны не только фамилия и имя заказчика, но и его гражданство, и паспортные данные. Зачем? Не знаю. Но, видимо, это из тех правил, которые важно выполнять. Потому-то туристы удивляются причудливому сочетанию бюрократических процедур и хаоса, которые не просто сосуществуют, но и как-то поддерживают друг друга.

Принцип “важно только важное” особенно бросается в глаза на улицах Тель-Авива. Да, по минским параметрам на них беспорядок. А так ли важен этот излюбленный нами порядочек? Беспорядок, потому что все строится, жизнь бурлит, кипит, толпа смеется, всюду бегают дети, недоеденный круассан с тарелки могут доедать веселые воробьи, а на стульчике в кафе — восседать пес и внимательно рассматривать меню…

При этом тарелки чистые, стаканы тоже, а еда — бесподобная. Беспорядок — следствие жизни, раскованности и темперамента: и то, что маленькая девочка носится, хохоча, по центральной улице, за ней — папа, за ним — собака, а за ними мама, все смеются, и никто из прохожих не дергает их и не шикает — в этом есть свой “цимес”. То, что они осложняют движение пешеходов — неважно.


Важно, что никто не перейдет на красный свет, что всюду есть пандусы для инвалидов, а через каждые три метра деревянные скамейки, чтобы прохожий мог отдохнуть. На некоторых из них — табличка с именем: скамейка воздвигнута в память Эстер Розенблюм или Аарона Шульца. По мне, это лучше, чем броский памятник: когда твое имя служит тем, кто на земле, самым бытовым и доброжелательным образом. После смерти я бы хотела “превратиться” в такую скамейку — только не в Тель-Авиве, а в Минске.

Принцип “важно только важное” и объясняет, почему этот шумный, жизнерадостный народ, который ведет себя не просто свободно, но очень свободно, мгновенно мобилизуется при угрозе врага: помогают стареньким соседям спуститься в бомбоубежище, обезвреживают террориста на остановке до появления полиции… Вот, несколько дней назад то ли раввин, то ли просто ортодоксальный еврей из Петах-Тиквы, раненный ножом террориста, вытащил нож из раны — и убил им напавшего. Во время военных операций женщины выходят из своих домов и устраивают походные кухни прямо на улицах, наливая суп и наделяя бутербродами проходящих солдат — девочек и мальчиков, которые идут их защищать.

Еврейское счастье

Война, постоянная война. И тем не менее, по индексу счастья израильтяне — одиннадцатый в мире народ (для сравнения: Соединенные Штаты Америки находятся на 15-м месте, Бразилия — на 16-м, Великобритания — на 21-м, Франция — на 29-м, Германия — на 26-м, Япония — на 46-м, а мы с вами — на 56-м). Как это может быть в условиях непрекращающейся войны?
“Ну, во-первых, наше счастье — дети, и чем их больше, тем больше счастья, — объясняет наш друг Илья. — А во-вторых, знание, что в любой миг тебя может смести с лица земли, приучает жить сегодняшним днем. Радоваться тому, что есть вот в этот миг”.

Кстати, Илья и его жена Рита, у которых был только один ребенок (непомерно мало по израильским меркам), ценою огромных материальных и моральных затрат, будучи уже не в самом молодом возрасте, удочерили слабенькую и крошечную не по возрасту девочку из одесского детдома. Теперь Поле 12 лет, она здоровая и крепкая, прекрасно учится, увлекается конным спортом, болтает на трех языках, объездила полмира и имеет самых лучших маму и папу, которых можно себе представить. Они счастливы. Она счастлива. Счастье заразительно. Особенно если не загадывать на будущее.

Отсюда странный оптимистический фатализм. “У нас на дорогах больше гибнет”, — говорят израильтяне. Хотя дороги в Израиле хорошие. Вот и сейчас, в этот самый миг, прочитала новости о терактах сразу в трех местах: в Иерусалиме, в Петах-Тикве и в прекрасном Яффо. Несколько человек ранено, несколько убито. Нервничаю, пишу дочери. “А, — легко отвечает она, — что-то такое я слышала, там какой-то мужик треснул гитарой по голове террористу, задержал его на пляже”. Это не рисовка. Так это и воспринимается.

Иногда доходит до парадоксальных реакций. Вот что рассказал мне почти незнакомый молодой человек: “Тут есть стадная реакция защитного смеха. Мы максимум присоединяемся к этой стадной реакции и ржем, кто кого где зарежет. Тут есть шутки в Сети от пацанов типа: „Малышка, садись ко мне на колени, я защищу тебя от злого террориста“. Тут что страшно, так это привычка жизни в войне, для них, для этих ребят, которые тут родились, все эти конфликты, нападки и т.д. — это не что-то необычное, это „опять“, у них в голове врубается постмодернизм, и они пытаются креативить и бороться с этим”.

Юмор, даже черный, — победа над страхом. Особенно если конца страшному не видно. Принимая жизнь в Израиле, принимаешь и этот фатализм: он приходит сам — даже к туристам. В Израиле не боишься: может, потому что здесь так сладостно жить сегодняшним днем.

Из этого вытекает следствие первое: живи полной жизнью и не мешай другим быть другими. Мужчина в шортах, а рядом другой — в глухом сюртуке и с пейсами. Девочка в жестком мини, а рядом ее ровесница — в длинной юбке, чулках и закрытых туфлях. Женщина в традиционном парике, а рядом — панкушка.

Нет, разумеется, не все так благостно. В религиозный квартал Иерусалима в мини лучше не соваться. И за руки мужчине и женщине там держаться нельзя, даже если они женаты. Но в общем пространстве тель-авивской улицы они — один народ. Народ с разными общинами: русскими и эфиопскими, испанскими и французскими, польскими и иракскими. И те, кто родился уже здесь — сабры. И израильские арабы. И израильские христиане. И израильские арабы-христиане…

Отгороженность, даже неприязнь между общинами — все это есть, напряжено, как натянутая струна. Но мне, туристу, этого не видно. Я лишь в начале понимания. А вот израильтянам приходится искать компромисс. Иначе — новый виток войны. Приходится пытаться понять правила “других”, пока это возможно. И давать отпор, если “другие” агрессивно отказываются понять твои правила.

Люди — разные: не понимая этого, жить в Израиле невозможно. В том числе физически разные: кому-то повезло больше, кому-то меньше. Отсюда одна из самых симпатичных израильских установок: надо помогать тем, кому повезло меньше. Ярче всего это видно по особому вниманию к инвалидам: каждый раз, когда я видела пандусы и широкие проезды в музеях Тель-Авива, у меня екало сердце при воспоминании о моих белорусских друзьях-колясочниках.

Изображение

Речь не только о физических, но и ментальных инвалидах. В одну из прошлых поездок я оказалась в Димоне, в интернате для людей с тяжелыми психическими расстройствами. Юдоль скорби? Ничего подобного! Оазис в пустыне. Цветы, пальмы, хорошенькие, нарядные комнатки. Была Ханука с приглашенным ансамблем и сладким столом: те, кто мог, пели и плясали, те, кто нет, — хлопали с колясок и каталок. Но то праздник, а как же в обычной жизни? Не хуже, я специально узнавала: так, например, раз в неделю желающих возили из интерната в Тель-Авив на уроки пения или рисования. Их не только пичкали таблетками — их развлекали. Если в интернате образовывались пары, им не мешали предаваться земным радостям, предварительно поставив женщинам спирали. А раз в несколько месяцев эти пары привозили на выходные в какой-то большой город, устраивая им в отеле медовый уик-энд.

Изображение
Ханука в интернате в Димоне.

Следствие второе. Человек имеет право на счастье, просто потому что он человек. Счастье в Израиле нелегкое: и не только из-за воинственных соседей, но и из-за недостатка ресурсов, нужных для процветания. Даже самых естественных для нас. Вспоминаю слова высокого чиновника, противопоставлявшего зеленую Беларусь сухому каменистому Израилю — в пользу первой, разумеется… Мол, у нас тут все так красиво, а вот там, у них, и посмотреть не на что. Не знаю, почему ему не пришла в голову простая мысль о разнице в климате? Вода, вода…

Как-то незаметно для себя обнаружила, что в Израиле становлюсь под душ, затем выключаю, намыливаюсь и лишь потом вновь включаю душ. А с недавнего времени — так же незаметно — поняла: так я делаю и в Минске.

Почему жители Тель-Авива так гордятся своим фонтаном на улице Дизенгоф? Наши, минские, куда роскошнее. Не только потому, что некогда он иллюстрировал связь “воды и пламени” (сейчас, когда фонтан выцвел, этого принципа уже не видно), но и потому, что фонтан — символ того, что и в пустыне можно создать оазис — даже с такой роскошью, как фонтан. (Кстати, насчет оазисов: ныне в Израиле 66 национальных парков и 190 заповедников.)

Отступление второе, лирическое

О Тель-Авиве. Что обращает на себя внимание в Тель-Авиве, если бываешь там хотя бы раз в году? Он все время меняется, потому что постоянно достраивается и перестраивается. Всюду шум, грохот, подъемные краны, рабочие в униформе и касках: город живет, обрастая новыми зданиями, как грибами после дождя, и потому неузнаваем: это будто сверхпроект, рассчитанный на тысячелетия, может, до прихода Мессии — и оттого он все время меняет облик, как змея сбрасывает кожу. (Я ощутила сходство с Берлином — городом, настолько нацеленным в будущее, что он никак не может предстать в более или менее законченном виде.)

Тем, кто хочет живописности, днем можно погулять по бульвару Ротшильда; тем, кто жаждет “европейскости”, — по бывшей немецкой колонии — Сароне; кто, напротив, хочет “востока-востока”, — по древнему поселению Яффо (не забудьте полюбоваться висящим деревом, найти улицу со своим знаком Зодиака, а потом всласть поторговаться на блошином рынке); поклонники искусства, вам — в великолепный Национальный музей, а тем, кто тяготеет к старине, советую погулять по Неве-Цедек.

“Мы, тель-авивцы, все сумасшедшие. Вам не говорили, что мы все сумасшедшие?” — спрашивает продавщица обуви.

Ну да, есть немножко, особенно если считать, что бьющая через край энергетика — безумие. И это безумие заразительно. Пока выбирали мужу очки, вышла на темную улицу и увидела следующее. Моя мама, довольно сдержанная дама, да вдобавку стесняющаяся незнания языков, сидя на ступеньках магазина, энергично общается с вышедшим покурить продавцом. Я так и не поняла, на каком языке они беседуют: он не владел ни русским, ни английским, она — ни английским, ни ивритом. Но при этом они, кажется, прекрасно понимали друг друга — иначе откуда столько лучезарной и взаимной симпатии?

Вспоминается другая история этих дней. Мы с мамой ехали в такси. За рулем сидел старик с иссохшим, очень мрачным и выразительным лицом. Израиль не Европа, тут тебе будут улыбаться не по долгу службы, а из симпатии, ежели повезет. И вот начинается излюбленная игра таксистов — развод туристов по полной… Кружит он нас по всему городу, накручивает.

Изображение

И все это время в грязной машине звучит музыка, милая американская попса 60-х. Голос красивый, бархатный, в меру сладкий. Начинаю тихо подпевать Love me tender Пресли. И вдруг угрюмый водитель говорит: “А это я пою”. Вынимает диск, показывает: его фото, песни. Мы восхищенно ахаем, а он все кружит на одном месте — объезжает квартал вокруг отеля. Наконец на пятом кругу по моей настоятельной просьбе остановился. На счетчике — 60 шекелей. Даю сто, ожидая сдачи. Вместо этого он сует мне в руки желтый диск со своими записями. На нем фото очаровательного парнишки с гитарой. И понимаешь, что обдурили, и дураком быть почему-то необидно, и мама будет слушать этот диск в машине. Словом, все в выигрыше.

В шесть часов вечера на улицы Тель-Авива мгновенно, рывком, ниспадает тьма. Вечер воскресенья — первого рабочего дня недели. И если днем некоторые туристы недоумевают, что же красивого в этом сумбурном городе, то вечером, когда улицы начинают сиять огнями, заполняются музыкой и смехом и превращаются в одну большую зону общения, понимаешь: самое красивое тут не архитектурные строения и не витрины (среди которых, кстати, множество свадебных), а люди. Вечером все дороги ведут на веселую, вечно праздничную, сияющую Дизенгоф, улицу имени первого мэра Тель-Авива, завещавшего свой дом и свое имущество любимому городу. Днем, впрочем, она тоже очень оживлена.

Отступление про Дизенгоф, историческое и веселое

С улицей Дизенгоф связана знаменательная — и очень тель-авивская — история. 14 мая 1948 года Давид Бен-Гурион провозгласил независимость Государства Израиль — и сделал он это как раз в бывшем доме Меира Дизенгофа, к тому времени ставшего музеем. Это место было выбрано не случайно: с одной стороны, чтоб избежать религиозных трений, которые могли возникнуть на менее светских улицах, с другой — чтоб спастись от бомбежки (дом Дизенгофа невелик и не отличается помпезностью). Оповещение должно было произойти до начала шаббата, потому выбрали время — 4 часа.

Приглашения на церемонию были разосланы с посыльными утром 14 мая с просьбой хранить событие в секрете: спустя несколько часов истекал срок мандата Британии на Палестину. Окончательный текст Декларации независимости был утвержден за час до начала церемонии. Словом, блюлась строжайшая секретность. Однако машина, на которой курьер вез текст в дом Дизенгофа, была остановлена за превышение скорости. По слухам, у водителя не оказалось прав, и дабы спасти то ли бумагу, то ли себя, он сообщил полицейскому, что именно он везет в здание музея, да еще и обвинил блюстителя порядка в том, что он препятствует провозглашению нового государства. Разумеется, постовой пустил человека без прав, на всех парах несущегося к дому Дизенгофа. Важно лишь важное, понимаете ли?

Декларация была доставлена ровно в 15.59. Правда, к этому времени весь Тель-Авив уже знал, какая тайна будет раскрыта евреям Израиля перед шаббатом.
Источник - "Новости TUT.BY".
Еще фото: ЗДЕСЬ
.
Аватара пользователя
Сан Саныч
Собеседник
 
Сообщений: 17502
Зарегистрирован: 12 дек 2009, 14:29
Откуда: Хайфа, Израиль
Пол: Мужской

Re: Рассказы об Израиле (впечатления туристов)

Сообщение Сан Саныч 10 апр 2016, 17:24

Израильский дневник:

Часть II. Толерантность и война
Продолжение дневника о поездке в Израиль известного белорусского филолога Юлии Чернявской, чья дочь учится в Междисциплинарном центре в Герцлии на степень МВА.

29 февраля, последний день зимы. На градуснике те же плюс тридцать. Запасаемся водой, втискиваемся впятером в крошечную машину. Сегодняшний день мы проведем в Хайфе.

Нелирическое отступление об «израильской военщине». Разговор с Андреем

Изображение

По дороге разговариваем об армии. Понятно почему: повсюду мальчики и девочки то в оливковом, то в бежевом обмундировании.
— А «косят» ли у вас от армии? — спрашиваю.— «Косят», — отвечает Андрей, друг моей дочери. — Многие отказываются идти в боевые части.
Вот что у них называется «косить».

— Много — это сколько?
— В боевые части идут всего лишь семьдесят процентов. Это исключительно по своему желанию.

Ого, думаю. Выходит, целых семьдесят выбрали боевые? Интересно, сколько б выбрало у нас?
Оказывается, призывник получает анкету, в которой может указать свои предпочтения (не больше трех, а для девушек — пяти). На основе этих данных Цахал подбирает для них место службы. Отсрочкой пользуются те, кто решил сначала получить образование: свои 36 месяцев (для девушек — 24) они отслужат потом.

Андрей среди тех, кто три года прослужил в боевых частях. Остальные 30% занимаются вещами попроще. Например, могут охранять шоссе, ведущее мимо арабских поселений: их жители нередко выходят из своих домов и пытаются забросать машины камнями. Или дежурить на вышках. Или на блокпостах. Или куховарить. Все это кажется моему собеседнику рутиной, неинтересной работой. Хочется спросить: а туалеты зубными щетками не заставляли отмывать? Или траву красить в зеленый цвет к приезду высокого начальства? Или рыть яму от забора до обеда, а от обеда закапывать ее до забора…

Нерутинную работу он называет «миссией». В этом не чувствуется пафоса. Ощущается, как миссия, так и называется. Разговор без подробностей: он не рассказывает, я не настаиваю. Потому — лишь о том, что запомнилось.
Например, ситуации, когда к границе выбегают целыми селениями и начинают кидаться камнями или чем похуже.
— И что же, вы стреляли в них?
— В таких случаях мы несколько раз предупреждаем, потом стреляем в воздух, а если не прекращают — то по ногам. Не боевыми патронами, а резиновыми. Больно, но вреда здоровью не наносит. Тогда они уходят. Иногда и резиновыми стрелять нельзя: они любят выставлять перед собой детишек как живой щит.

«Израильская военщина, Известная всему свету…
Как мать говорю, как женщина,
Требую ее к ответу»,

— пел когда-то Александр Галич.

Помню, в детстве становилось страшно даже от самого этого словосочетания. Из кого же состоит эта военщина?
Вот она, в свой свободный вечер гуляет по одному из модных районов Тель-Авива — Сароне.

Изображение Изображение

В израильской армии нет дедовщины. Правда, у старослужащих больше прав не выполнять черную работу, но никто никому постели не стелет и ботинок не чистит. К попыткам дедовщины относятся очень строго. Виновник отправляется в военную тюрьму с понижением в звании.

Как же это, армия без дедовщины? Ведь в ней всегда есть люди разных возрастов. Разного опыта, разных званий! И чтоб более сильные не третировали «салаг», как это возможно? Так вот — возможно. В Израиле любой солдат может подойти к любому офицеру и спросить о том, что считает нужным. Не то чтобы там отсутствовала субординация — основа любой армии, но она скрытая: ты должен выполнять приказ командира, но не должен приветствовать его, вытягиваясь во фрунт и отдавая салют. Смешно это было бы в стране, где нет обращения «на вы».

Как и во всякой армии, в израильской многое строится на приказе и послушании, но еще больше — на личной ответственности. Ты должен уметь защитить родину.
В остальное время можешь заниматься чем угодно. Если солдаты служат недалеко от дома, могут по вечерам возвращаться домой. Тех, кто подальше живет, — отпускают на Шаббат (пятницу и субботу).
Отпускают, правда, с одним условием: каждый обязан взять с собой автомат на случай внезапного объявления войны.

Я выяснила: ружье в зависимости от набора частей весит от 3 до 5 кг. Что это значит? То, что огромный процент населения имеет на руках оружие, однако оно практически никогда не пускается в ход «не по делу».
Вспоминаю рассказ друга. Его дочка вместе с подружками, ночью возвращаясь домой в полной форме и с оружием, решила поплескаться в море голышом. Спрятали автоматы под одеждой — и айда купаться! Им же всего по восемнадцать! Вспоминается старый анекдот: «Пока у нас в стране бардак — мы непобедимы». А знаете почему? Потому что они счастливы сегодняшним днем, часом, вот этим мигом. Узнай об этом начальство — девчонкам было бы не сдобровать. Но пронесло. Впрочем, спустя два года жизнь женщины-солдата (хаелет) все равно заканчивается — и нередко свадьбой. Кстати, частенько в той же Сароне, где в увольнительную она пила израильский кофе-афух.

В воскресенье утром (это первый рабочий день в Израиле) создается впечатление всеобщей мобилизации: автобусы переполнены молодежью в военной форме. Солдатам не рекомендуют путешествовать автостопом: бывали случаи похищения их арабами. Тем не менее, особенно на Шаббат, когда общественный транспорт не ходит, приходится передвигаться и таким образом. На счастье, существует негласное правило: любой водитель, видя на дороге солдата, должен остановиться и подвезти его, если по пути, конечно.

Возвращаемся к разговору с Андреем. В Израиле Андрей без родителей. Для таких, как он, есть особый статус «одинокий солдат». Но это не значит, что ему некуда было поехать в выходные: многие семьи берут «одиноких солдат» под опеку, и ребята ездят к ним на Шаббат и праздники по три года кряду. Естественно, и после армии общение не прерывается.

Изображение
Андрей в армии: постер «одинокий солдат»

Израильские арабы тоже имеют право служить в армии — сугубо по желанию, но это происходит так редко, что подобные истории описываются в газетах. Разумеется, они не участвуют в боевых действиях, не попадают в «элитные войска», но могут, к примеру, служить в военной полиции. Я думала: это потому, что армия им не доверяет, но Андрей раскрыл и другую причину, более тонкого свойства: «Ну как же они могут воевать со своими? Это неправильно».

В обязательном порядке призываются израильские друзы. Добровольно идут бедуины. Бедуины — потрясающие следопыты. Друзы сильны в партизанской борьбе в горах, на севере. Среди них есть генералы: а это звание в Израиле получить не так-то просто.

Создается впечатление, что у солдата в Израиле не жизнь, а рай. Неверное. Как и многие наши представления об Израиле. Не рай. Но и не ад. Не два года, выпавших из жизни, а три года осознанной службы своей стране.

На этом нелирическое отступление об израильской армии заканчивается: мы въезжаем в Хайфу.
Аватара пользователя
Сан Саныч
Собеседник
 
Сообщений: 17502
Зарегистрирован: 12 дек 2009, 14:29
Откуда: Хайфа, Израиль
Пол: Мужской

Re: Рассказы об Израиле (впечатления туристов)

Сообщение Сан Саныч 10 апр 2016, 18:44

Израильский дневник:

Хайфа
Продолжение дневника о поездке в Израиль Юлии Чернявской.

В Израиле есть поговорка: «Иерусалим молится, Хайфа работает, а Тель-Авив — отдыхает». Все это «шутка юмора», но специфика все же ухвачена.
Хайфа — это в первую очередь огромный порт, узел железных дорог, крупный нефтеперегонный комбинат, металлургические, химические и цементные заводы, ну и конечно, судостроительный завод, где работают более 2000 человек. Жить в Хайфе дешевле, чем в Тель-Авиве и его пригородах, во всяком случае аренда квартиры ниже в полтора-два раза. Может быть, поэтому на улицах Хайфы чаще звучит русский язык: едут, все едут с просторов бывшего СССР …

Изображение

В Хайфе есть на что посмотреть: чего стоит сама библейская гора Кармель («Виноградник Божий»), которая считается родиной ордена кармелитов!
Сады, парки, монастырь кармелитов, пещера Илии-пророка, смотровые площадки, бывшая «немецкая колония» темплеров — отколовшейся ветви лютеранства, множество музеев — в том числе японский с садом камней, заповедник Ха-Кармель, зоопарк, квартал Кабабир, в котором живут последователи мусульманской секты ахмедитов…

Словом, вы поняли: иудаизм, христианство, ислам, их ответвления — все нашли себе место в этом городе, считающемся в Израиле самым толерантным. Наше время ограничено, и потому мы идем к самому знаменитому месту Хайфы — к Садам Бахаи, раскинувшимся на горе Кармель. К самому толерантному месту толерантной Хайфы.

Хайфа толерантная: бахаи

Бахаизм — религия сравнительно новая, но уже завоевавшая в мире 6 миллионов сторонников, и я сейчас попробую объяснить почему.

Был такой человек, молодой торговец по имени Сейид Али-Мухаммад, жил он в Персии, в Ширазе, и по религиозным убеждениям относился к шиитам. И вдруг в 1844 году он провозгласил скорое Богоявление, «ожидаемое всеми народами мира», и взял себе имя Баб («Врата» по-арабски).

Из проповеди Баба не ясно, считал ли он этим новым Богочеловеком себя в потенциале, или кого-то иного, к скорому появлению которого надо начинать готовиться. В любом случае исламисты не были в восторге: сперва они долго преследовали Баба и его апологетов, потом посадили в тюрьму и спустя несколько лет публично казнили. Затем они бросили его останки собакам, но каким-то образом кости сохранились. 50 лет его прах странствовал в разных кораблях по миру, не находя упокоения, и в последний год XIX века был перевезен в Акко, древний город, что в двух десятках километров от Хайфы.
Преемником Баба стал Хусейн Али, или Бахаулла.

Он тоже отсидел в тюрьме, только уже в Акко: мусульмане не простили ему «измены» исламу, впрочем, он не был казнен и даже потом отпущен на свободу.

Итак, уже к началу ХХ века новая вера имела два необходимых религиозных основания: идею грядущего Богоявления и своих собственных мучеников. А вот для ее продвижения понадобился «менеджмент», коим и занялся сын Бахауллы, Абд Альбаха. Благодаря ему новая религия получила признание сперва в Америке, Канаде, Индии, Южной Африке, Австралии и еще примерно в ста странах.

Однако приверженцы бахаизма с конца XIX столетия настаивали на том, что его духовный центр — в Хайфе. И тогда британские власти позволили им основать в Хайфе культовый центр. А в 1909 году началось долгое строительство усыпальницы Бахаулла, которое завершилось в конце 50-х годов. Были попытки разгромить святилище: так, в 1956 году было захвачено в плен огромное египетское судно «Ибрагим Аль-Уаль», которое подошло вплотную к Хайфе. Плененный капитан объяснил свою миссию так: «Я получил приказ от Насера разбомбить центр Бахаи, который символизирует раскол исламского единства».

Хомейни преследовал бахаев, как волк ягнят: немногие, кому повезло уцелеть, переселились в Израиль.

Вера крепнет на костях жертв. И вот, спустя 34 года после установки мавзолея, начались работы по созданию Бахайских садов — девятнадцати прекрасных террас: девять — в верхней части садов, столько же внизу, а центральная площадка украшена усыпальницей Бахауллы.

Изображение

Числа 19 и 9 для бахаи сакральны, и не случайно их календарь состоит из 19 месяцев по 19 дней в каждом.

Сады — плод совмещения роскошных парков при дворцах восточных владык (напоминает что-то из фильмов про Алладина) — и не менее роскошных придворных французских регулярных садов. Может, это следствие экуменизма? Ведь нет, пожалуй, на земле более экуменистической, всеприимной веры, чем бахайская. Согласно ей, все религии должны объединиться — а потому Христос, Будда, Магомет, Заратустра, Кришна считаются воплощениями единого Бога, а не божествами разных религий.

Спустимся по дорожкам — ибо право подниматься по террасам имеют лишь бахаи, простые смертные должны двигаться только вниз…

Великолепие садов несомненно, но лично для меня чуть более великолепно, чем диктуют соображения хорошего вкуса. Они театральны, выстроены под линеечку, тщательно ухожены 600 волонтерами из разных стран мира. Скульптурные фигурки отдают кичем. Сады похожи на роскошную голливудскую декорацию для фильма о Востоке.

А вот святилище, куда вступаешь босыми ногами, неожиданно скромное, домашнее и милое. Там я и помолилась за всех тех, кто просил меня помолиться о них на Святой земле, поскольку в Иерусалим мы в этот раз не собирались. У бахаи можно: они добрые, принимают всех.

Делами мировой общины бахаи управляет Всемирный дом справедливости. Раз в пять лет избирается Совет девяти. На то, какие решения принимает этот орган, у экскурсовода ответа не было, как, впрочем, и на многие другие вопросы: историю бахаи мне пришлось штудировать уже дома… И именно дома, постфактум, я поняла и силу, и слабость бахаи. И привлекательность этой веры, и невозможность ее существования в качестве твердой основательной религии.

По иронии судьбы мировыми становятся религии, которые не рассчитаны на всех, — лишь на «своих» (просто их постепенно разделяет все большее число людей), для бахаи же свой — это каждый. Ему не надо отказываться ни от каких верований. Не надо ходить в крестовые походы и обезглавливать неверных. Для бахаи невозможна инквизиция и анафема…
Увы, побеждают те религии, в анамнезе которых все это есть.

А что ж у бахаи? Каковы их воззрения?

- Единство рода человеческого. Все люди на земле — овцы в стаде пастыря, единого Бога.
- Единство всех религий. Бахаи не являются противниками никаких иных религий.
- Единство религии и науки: рука об руку они должны служить благу человечества.
- Отказ от всех видов предрассудков (расовых, национальных, религиозных, классовых, политических).
- Самостоятельный поиск истины каждым верующим. Верить надо не в авторитет, а в добрые отношения между народами.
- Значимость и необходимость всеобщего образования.
- Равноправие мужчин и женщин.
- Устранение крайних форм бедности и богатства.
- Язык, с помощью которого люди разных народов свободно смогут понимать друг друга.
- Создание новой мировой цивилизации духовного характера.

Ну и «по мелочи»: отказ от азартных игр, от употребления алкоголя или наркотиков в том случае, если последние не назначены врачом.

О чем это?

О том, что быть настоящим бахаи, значит, просто быть очень хорошим человеком. Где ж нас столько наберется-то, чтоб эта религия стала мировой? А жаль…

Мы спустились с нижнего яруса и под палящим солнцем пошли искать кафе — по возможности продуваемое всеми ветрами. Нашли. Разговорились с официантом.

Лирическое отступление о Виталике

Изображение

Виталик, двадцать три года. Учился программированию в Донецке, затем — не знаю уж чему — в Германии. Владеет пятью языками: кроме русского, украинского и иврита — немецким и английским. Перебрался в городок Нешер из-за войны. Нет, он не собирается оставаться в Израиле навсегда. Он хочет поработать, вернуться в Украину — и писать книги. Он и сейчас пишет — по-русски, но хочет перейти на украинский. Говорит: спасибо, что вы нормальные люди. А то приезжают туристы, и начинается «крымнаш». Уходя, оглядываюсь, Виталик убирает посуду со стола. Я знаю: так и будет. Он вернется домой.

До чего же хочется, чтобы наши тоже возвращались… пусть не все, пусть не всегда, но хотя бы кто-то, когда-то… И чтобы тут их ждали.

Лирическое отступление о Виталике закончено.

Евреи и арабы: за порогом толерантности

Значительную часть жизни я занималась этническими и религиозными стереотипами — по основной профессии я этнокультуролог. Противостояние евреев и арабов — то место, где я перестаю быть исследователем. Исследовать можно лишь то, от чего ты способен отойти, над чем можешь подняться.

Я не могу подняться над роликом «Успеет ли еврейская бабушка спуститься в бомбоубежище за пятнадцать минут» — и над фотографией мертвого ребенка в секторе Газа. Да, я знаю, что ответная израильская ракета автоматически летит по математически выверенной траектории ровно туда, откуда прилетела палестинская; что боевики намеренно стреляют из жилых кварталов, выставляя перед собой все тот же живой щит из стариков, женщин, детей… но даже зная это, я не могу смотреть в изумленные глаза мертвого ребенка. И не могу видеть фотографии красавицы-еврейки Адар Бухрис двадцати лет от роду, которую 34-летний террорист — не палестинец, израильский араб — убил ножом в спину на остановке, где она ждала автобуса, чтобы ехать на учебу. На таких же остановках ждут автобусов моя дочь и ее друг — иногда глубоким вечером: занятия в университете кончаются поздно.

Лицо терроризма меняется: теперь это не только те, кто зовет себя «палестинцами», но дети тех, кто выросли в Израиле. И часто это действительно дети или подростки.

Изображение

Вот эту женщину, 39-летнюю мать шестерых детей, медсестру Дафну Меир, убил подросток из соседнего селения. Сделал он это на пороге ее дома: дочки и сыновья Дафны играли в соседней комнате, и она попыталась закрыть их своим телом от шестнадцатилетнего террориста. А он просто проходил мимо. Увидел женщину, красящую крыльцо, и вынул из кармана нож… После чего его отец дал интервью палестинским СМИ, в котором сказал, что гордится поступком сына.


А это 40-летний раввин Яаков Литман и его восемнадцатилетний сын Натаниэль. Они ехали на свадьбу дочери Яакова и сестры Натаниэля в поселок Мейтар. Их расстреляли по дороге.

Изображение

Euronews говорит о таких событиях мало и вскользь: ведь палестинцев погибло больше, а мы привыкли жалеть ту сторону, в которой больше жертв. Нам не жаль тех, кто сумел создать системы противоракетной обороны, выстроил бомбоубежища, кто спасает старых и малых, не делая из них живого щита. Эти по определению виноваты: они сильнее. Мы можем пожалеть евреев — жертв Холокоста, но евреев, отстаивающих свое небольшое государство, большинство понять неспособно. Посмотрите на эту карту: крошечное красное пятнышко в центре - это «великий и могучий» Израиль в кругу арабских и мусульманских стран.

Изображение

А вот палестинский кусочек (красный цвет) в самой его середине — сектор Газа.

Изображение

Не постичь.

Как же все это воспринимается на уровне израильского быта?

Помню, как, входя вместе с нами в отель, приятельница посмотрела на портье и негромко презрительно сказала: «Младший брат».
— В смысле?
— В смысле араб.

Он не сказал еще ни слова, у него была невыразительная, скорее, европейская внешность, светлая кожа, но она безошибочно вычислила в нем «чужого». Это было как несильный, но чувствительный удар в подреберье. Но помню и другое: как во время бомбардировок в Ашдоде в течение недель та же приятельница примерно раз в час писала на ФБ: «Мы в порядке». Это значило: вновь летела ракета, вновь выла сирена, ее семья вновь спускалась в бомбоубежище, а выйдя, извещала друзей: мы с детьми живы.

Помню, как шутил друг-врач: «У меня как раз во время воздушной тревоги живот прихватило на работе. Сижу орлом и думаю: если сейчас ракета попадет — вот забавно будет, когда меня найдут в таком виде».

Помню, что писала в те же дни подруга: «Вот думаю, принимать ли душ, а то неохота, как вчера, дважды выскакивать из квартиры на лестницу, наскоро обернувшись полотенцем». В старых домах нет бомбоубежищ: потому все выскакивают на лестницу, в чем есть: кто в пижаме, кто в халатике на голое тело, кто в трусах. И в этот момент общей опасности они — нелепые в своей полуодетости — четко осознают: мы — израильтяне, мы — семья. Мы — нация. И то, что они умеют смеяться над собой, делает их нацией не менее, как то, что они умеют постоять за себя.

Это мои близкие. И потому я понимаю, что в какой-то момент должна буду выбрать. Но пока не могу. Я не умею ненавидеть. На улицах Израиля я не отличу еврея от араба. На рынке в Хайфе тоже — разве что по кипе на голове евреев, если она есть.

Изображение

Потому для меня особенно важно понять. А значит, услышать, что об этом говорят сами израильтяне. Увы, другой стороны — арабов — среди моих знакомых сейчас нет.

Мария, 36 лет. «Я знаю несколько пар, где муж араб, а жена из Европы или бывшего Союза. У них красивые дети, образованные, но часто сталкивающиеся с конфликтами, особенно в школах или на улице. У некоторых пар были конфликты в семье, т.к. многие не поддерживали их выбор, и занимало немало времени, чтобы семьи и родители смирились с выбором их детей… В самом арабском сообществе существует очень большой разрыв между бедными и богатыми. В местном израильском или репатриантском обществе такого сильного разрыва заметить нельзя. В течение последних лет количество детей и родственников в арабских семьях уменьшается, а качество жизни и образования увеличивается».

Наташа, 27 лет, вышедшая замуж за араба-христианина. «Предрассудков много, да. Но мы любим друг друга. Мы счастливы».

Сюзанна, 65 лет. «Я сорок лет прожила в Париже. В 16 впервые побывала в Израиле — и поняла, что когда-нибудь буду жить именно здесь. Хотя вы не можете себе представить, какая трудная тогда, в 60-х, была здесь жизнь. Но сколько было счастья, энтузиазма! Все были свои! Я окончила Сорбонну, работала, вышла замуж там, в Париже, родила двоих детей, а когда они выросли, переехала с ними сюда. У меня семь внуков, представляете? Вы только посмотрите, какие тут закаты над Мертвым морем! Посмотрите, как строится Тель-Авив! Эту страну невозможно не любить… А Иерусалим — это нечто особое!».

На мой вопрос: почему нельзя перенести за ворота неумолчный арабский базар, раскинутый по всему Старому городу Иерусалима, чтоб паломники могли, не протискиваясь через торговые ряды, пройти к Стене Плача, к Храму Гроба Господня, да и к мечети, в конце концов, Сюзанна жестко отвечает: «Сразу видно, что ты из Советского Союза. Эти люди живут и работают здесь сотню лет. Они имеют на это право».

Добавлю: дело не только в этом. Арабам, которые продают свой дом в Старом городе Иерусалима «врагам», не остается иного выхода, как скорый и тайный выезд из страны. Их, «предателей», часто убивают свои же.

Илья, 57 лет: «Палестинцы отсчитывают себя от филистемлян. Но какие ж они филистемляне? Те исчезли задолго до появления ислама. Такой страны, как Палестина, де-юре нет. Ни в документах британского мандата, ни в турецких османских документах, ни в перечне войн и завоеваний на этой земле. Да и сейчас нет. Эти люди, приехавшие из своих стран сюда, живут не только снаружи, но и в самом Израиле, обладая рядом преимуществ перед евреями — и при этом с „палестинским самосознанием“. Веди они себя спокойно, мы бы нормально сосуществовали…»

Илья живет в новом доме: в его «гладилке» — пятиметровые стены, там же запас еды и воды. Теперь бомбоубежища научились строить прямо в квартирах. Это удобно. Но видеть это все равно жутковато. А еще более жутко сознавать, что в доме, где живет сейчас моя дочь, бомбоубежища нет вовсе.

Виталий, 23 года: «Ну, я тут человек временный. Но у меня вот девушка-арабка, например. К ней хорошо окружающие относятся, но она из Техниона (один из лучших университетов страны. — Ю.Ч.), там отобранные люди с крутыми способностями логически мыслить. Знаю, что в хай-тек есть и друзы, и арабы, в медицине вообще куча арабов. В Хайфе на остановке были три листа на иврите, русском и арабском, где было написано что-то вроде „мы, евреи и арабы Хайфы, хотим жить в мире, вместе, и не являемся частью того, что происходит“, на каждом ватмане была КУЧА подписей нормальных людей. Если мы допускаем, что нормальный человек — это тот, кто хочет жить в мире с окружающими — их тут много. Тут все ужасно устали от войны и не хотят ее».

Рита, 58 лет: «Я работаю в больнице, бок о бок с арабскими медсестрами и медбратьями. И все было прекрасно. Когда справляли новоселье, я пригласила всех сослуживцев к себе: мы пели, смеялись, веселились. А вот сейчас… понимаешь, я не знаю, кому верить, а кому — нет. Вот ведь знаешь человека сто лет, а поворачиваться к нему спиной страшно…»

Елена. «Я близко не дружу и не приятельствую. Однако на работе пересекаюсь. Здороваемся, спрашиваем, как дела, придерживаем друг другу лифт. Вообще, есть негласное правило на работе не обсуждать политику друг с другом. Если компания большая, поздравляют с праздниками и еврейскими, и арабскими. Как есть и разные арабы, с разным отношением к евреям. Христиане, например, дружелюбны. Друзы (друзы — не арабы, хотя используют арабский язык и чтут арабскую культуру. — Ю.Ч.) в своих ресторанах вывешивают израильский флаг. Когда обостряется террор, даже в таком неблизком общении чувствуется напряжение. Например, в самый разгар интифады они перестали здороваться на иврите. Мой муж, например, плотно работал с арабом из Восточного Иерусалима. Нормально общались, но семьями не дружили. Восточный Иерусалим не самый дружелюбный к евреям».

И вновь Сюзанна: «Ну зачем, скажи, евреи стали строить себе дома в Восточном Иерусалиме? С охраной, за решетками. Если раньше мы имели возможность сосуществовать на разных территориях в одном городе, зачем мы сами провоцируем арабов на бунты?»

И вновь Илья: «А почему нет? Иерусалим — еврейский город. Так было, так будет. О чем тут спорить?»

Елена: «Я лично видела арабов, прекрасно общающихся с евреями в рамках профессиональной деятельности, и танцующих на крыше своего дома, когда летели ракеты. На них, в общем, тоже летели. И это, увы, вовсе не редкость, что люди раздают конфеты, когда гибнут наши дети».

Ирина: «У меня есть друзья арабы — христиане. Есть знакомые — мусульмане. Друзья — нет. Скорее, партнерские взаимоотношения. Вместе учились на курсе с чудесным человеком, добрый, отзывчивый, дружим. Араб, христианин из Назарета. Уборщица у меня арабка, мусульманка. Много лет уже. Вот пример, ее сестра совершила хадж в Мекку и… привезла мне оттуда сувенир. Я этот сувенир поставила в сервант. Но это все стирается, как легкая пыль, как только начинаются беспорядки, как это было в Назарете или в Акко. А когда я слышу выступления наших арабских депутатов, то во мне поднимается такая волна ненависти, такое неприятие, зашкаливаю…»

Женщина, сохранившая инкогнито: «Мы в стране почти 16 лет, уже из них 15 лет стажа в государственной больнице, которая находится на юге страны и всего 35 км от сектора Газа. 50% врачей — это арабы, живущие как в еврейских городах, так и на территориях [территории, которые были отданы Израилем под управление Палестинской автономии - прим. TUT.BY]. По своему опыту могу сказать: отношение к больным очень внимательное. У меня были тяжелые роды, ко мне приходил врач, спрашивал, как я себя чувствую, может, мне можно как-то облегчить послеродовую деятельность. А когда он узнал, что я с Украины — он приходил утром и здоровался на украинской мове! Я поинтересовалась, откуда такие познания украинского языка, и выяснилось, что он учился в Донецке, женился на украинке и приехал в Израиль, где, как он считает, себя реализовал очень даже неплохо».

Мария, 36 лет: «Мы живем в Кармиэле. Почти половина окружности города занята арабскими деревнями. И они все разрастаются. Беспорядок там полный внутри их поселений — дороги разбитые, канализация почти не работает, полиция пытается туда не ездить без особой надобности, возле наших домов на поле прогуливаются коровы, козы и бараны. Мне посчастливилось не присутствовать при каких либо конфликтах, но в нашем городе недавно прошла волна недовольства, если можно это так назвать.
1 января в одном из кафе Тель-Авива был застрелен молодой парень из Кармиэля, красавец, спортсмен, умница, студент университета, гордость семьи и города. Вот тогда все жители города почувствовали прилив горя и негативного отношения к „соседям“. Что касается меня лично, то последний раз когда я ездила в Иерусалим по делам, в первый раз за почти 10 лет пребывания в Израиле почувствовала страх за свою жизнь: улочки Старого города были полупусты и вокруг было много полиции и армейских, мужчины-продавцы смотрели с подозрением, и первый раз за все это время я преодолела расстояние от Храма Гроба Господня до остановки трамвая в кратчайшее время. Кстати, в тот день на местах моих прохождений был совершен очередной теракт с разницей в два часа».

Изображение

На этой фотографии слева — тот самый молодой человек, Алон Бакаль, управляющий баром на улице Дизенгоф в Тель-Авиве. Справа — убитый тогда же, в этом же баре тридцатилетний Шимон Руими: он пришел в кафе отпраздновать день рождения друга. Просто совпало так. Ведь все равно, кого убивать. Любого «неверного».

Галина, 55 лет: «Долгое время арабы существовали для меня в двух ипостасях — «нормальные люди» и «террористы». Террористов не исправит даже и могила. К «нормальным арабам» я всегда присматривалась с интересом. В последнее время все очень сильно изменилось. Из-за «ножевой интифады» меня сильно напрягает любой араб. Независимо от пола и возраста. При всей моей былой лояльности, гуманности и человеколюбии сейчас я испытываю чувство глубокого удовлетворения, когда узнаю из новостей, что террорист был «ликвидирован».

Дарья, 28 лет: «Я работаю вместе с арабами, у нас очень хорошие отношения, они очень приветливые и всегда сами предлагают помощь. Когда мы обсуждаем террор, они очень критикуют террористов и сетуют, что из-за них всех арабов считают опасными людьми. Единственное, чем они выделяются, — это разговоры на арабском языке. Они не обращают внимания что с ними в компании кто-то не понимает. Я даже многое понимать стала, а если хочу знать, о чем они говорят или смеются, мне с удовольствием переводят. Милые люди, в общем, мы дружим».

Ася. «Пару лет назад, в Иерусалиме, одна. Утром комнаты убирали симпатичные молодые ребята, хорошо говорили по-английски, оказались студенты. Подрабатывали. На третий день я решила во что было ни стало посетить Яд Вашем. Когда я утром столкнулась у лифта с этими ребятами, я попыталась что-то уточнить: может, они знают, как туда еще более коротким путем добраться? Оказалось, они не знали о существовании этого музея в принципе. Я спросила, а где они учились, в каком городе, сказали: здесь. Но они оказались палестинцы. Я по своей наивности спросила, ну и что, что палестинцы, но вы же граждане этой страны. Они переглянулись и ничего не ответили. Вот такая се ля ви. Только и вспоминаешь, когда Изи Харика (в 37) допрашивали и издевались, он кричал: фор вос? [За что? (идиш). — Ю.Ч.]. Видимо, на этот вопрос не будет ответа до конца дней».

У меня тоже нет ответа. С нежностью вспоминая друзей юности, учившихся со мной в БГУ, — и евреев, и арабов (Бат, Заир, Махмуд), спрашиваю, дорогие мои, фар вос? Простите, не знаю, как это на иврите и по-арабски.

Я по-прежнему не могу забыть фотографии мертвых детей и стариков из сектора Газа. И глаза еще живых Дафны, Адар, Яакова, Натаниэля, Шимона, Алона — тоже.
И все лучше понимаю бахаи…
Источник
Аватара пользователя
Сан Саныч
Собеседник
 
Сообщений: 17502
Зарегистрирован: 12 дек 2009, 14:29
Откуда: Хайфа, Израиль
Пол: Мужской
Вернуться к началу

Re: Рассказы об Израиле (впечатления туристов)

Сообщение Сан Саныч 10 апр 2016, 21:09

Израильский дневник

Часть III. Три личные истории, рассказ о Шаббате и лирическое отступление
Продолжение дневника Юлии Чернявской о поездке в Израиль.

Легко ли быть молодым? Женя и Андрей: разговоры перед ужином

Когда-то на заре перестройки был фильм Юриса Подниекса с таким названием. Речь там, помнится, велась о молодежи, которая выросла во лжи советского государства — и оттого протестует, борясь против трусости отцов. То, что я наблюдаю в течение месяцев, пока моя дочь обустраивается в новой действительности, вызывает тот же вопрос, правда, в не столь духовной плоскости, как у Подниекса.

Быть молодым в Израиле нелегко — в самом обычном бытовом смысле. Раньше, приезжая в гости к своим ровесникам-друзьям, давно состоявшимся в этой стране, я и не представляла — насколько. Кстати, их детям тоже не так-то уж сложно: у них есть мамы и папы. Обычно семья «тянет» дочку или сына до окончания вуза. Дитя может подрабатывать, но работать в полную силу и одновременно учиться в Израиле крайне сложно: и то, и другое надо делать в полную силу. Вуз юноша или девушка обычно оканчивает годам к двадцати шести-двадцати семи (с учетом 12-летнего обучения в школе и армии). И вот тогда уж начинает потихоньку впадать ручейком в реку израильской, как писали в советских учебниках, «потогонной системы».

У молодежи, чьи родители в других странах, этот процесс начинается резче и «кровавее».

Хожу по крохотной арендованной квартирке дочери, приехавшей в Израиль на два года для получения степени МВА, и ее друга, студента-израильтянина. Квартирка находится в цокольном этаже старого дома. По углам — не выводимая ничем плесень. Не далее как вчера на голову дочери свалился громадный таракан. Тараканище, как у Чуковского, «размером с большой палец руки, а толщиной — как два пальца. Хорошо, что я не спала и он не пополз по лицу. Это он из окна впрыгнул на подушку», сообщила она мне в ежевечернем отчете. Слава богу, не тарантул, подумала я, недавно близко познакомившаяся с очень милым израильским тарантулом. Но об этом обоюдно приятном знакомстве — в следующей главке.

Рассказывают Женя и Андрей:

— Тот, кто живет один, и семья далеко — в какой-нибудь Москве или Саратове — встают на ноги долго и мучительно. Кое-кому полегче: зависит от специальности. Айтишники и медики хорошо зарабатывают. Генетика, биотехнологии, инженерия. Если ты склонен к программированию и приезжаешь с этим образованием из СНГ не в 50−60 лет, то у тебя все будет хорошо. Но тоже не сразу. Врачу сложнее — нужно подтвердить свой диплом, получить дополнительное образование. Вообще подтверждение дипломов — путь не для слабаков, — говорит дочь, моя салатные листья.

— Вообще-то в другом месте можно снять квартиру получше и дешевле. В Хайфе вообще раза в полтора-два, там 2200 за квартиру, допустим, а в окрестностях Тель-Авива — за такую же 4200. И все это за старые квартиры. Но на юге и севере работы гораздо меньше. Она сосредоточена в центре. Потому здесь, около Тель-Авива, самые высокие цены на недвижимость и аренды, — объясняет ее друг.

— В Израиле есть такая шутка: на вопрос «сколько это стоит?» отвечают: «Дорого, в Израиле все дорого». Купить жилье — только в кредит и на несколько десятилетий. Берешь ипотеку 30-летним человеком, а заканчиваешь платить уже пенсионером. 1100 $ + «коммуналка», налог на землю (арнона), старшему по подъезду 50 $ в месяц с квартиры. Выходит около 1300 $ на дом.

— Молодым людям тяжело. Отпуск — 10 дней в году, декрет — 3 месяца после родов. Рожать едут прямо с работы… Пенсионерам лучше, но тоже тяжело, если нет семьи и не помогают. Пенсия до 1000 долларов в месяц примерно, но в Израиле это немного вообще.

— Немного мебели оставила мне старшая сестра, уехавшая из Израиля. Только самое необходимое, но нам хватает. В следующем месяце есть возможность переехать в лучшую квартиру в соседнем квартале за те же деньги, но сам переезд стоит тысячу: это грузовик вызвать и поднять все на пятый этаж — холодильник, шкаф, кровать, стол, стулья, книги.

Рассказывая, они в четыре руки готовят куриные шницели, я осматриваюсь: благо квартира такая маленькая, что слышно все и отовсюду. Скромное жилье с белыми стенами, украшенными картинками, которые Женя увезла из Минска. Как повсюду в Израиле, ледяной плиточный пол, но, слава богу, есть коврик, микроволновка и чайник, подаренные родственниками. Первые месяцы ребята кипятили чай в кастрюльке.

Утюг — новенький, в упаковке — принесла грубоватая и крикливая соседка: бесцеремонно вторглась в квартиру, осмотрелась и приволокла утюг. Израильские женщины очень добры — и бесцеремонность их той же природы, что доброта: им до всех и всего есть дело. Может, нам показалось бы странным, что незнакомый человек обращается к нам на «ты». Возможно, эти женщины с их утюгами показались бы вам настырными. Но на них держится Израиль. Вообще, скажу по секрету, именно на таких неравнодушных женщинах и держится мир.

Потом позвонил наш сдержанный друг Илья и, поздоровавшись, первым делом спросил у незнакомой ему Жени: «Что надо?» Привез посуду и кое-какие вещи. Время от времени он заезжает к ребятам с сумкой съестного: он сам был здесь молодым, знает, каково это. Именно на таких мужчинах и держится мир, уж не говоря об Израиле.

А еще бывают факты чистого везенья: купив обновы, люди выставляют старые, но добротные вещи в специально отведенных местах на улицах. Из ФБ дочери: «Вышли мы на улицу ночью выбросить мусор. Около подъезда стоял 24-дюймовый iМac 2009 года. Принесли домой, подключили — не пашет. Сегодня отвезли в ремонт, отдали 60 долларов. Через час забрали. Теперь у нас дома есть iMac. Вот же, что такое везет!»

Рассматриваю корешки книг, которые Андрей унаследовал от сестры, а в голове прокручивается фраза из «Трамвая «Желание»: «Я всегда зависела от доброты первого встречного». Конкуренция в Израиле жестка — а люди добры. Хуже было б, если бы наоборот.

— Еда тоже стоит дорого, причем даже та, которую тут выращивают: фрукты, овощи. Особенно это касается Тель-Авива и его окрестностей. В религиозных районах жить дешевле, там все «для своих», но я не отважусь туда сунуться. Там не пройдешься в Шаббат в джинсах или короткой юбке за ручку со своим парнем. И не в Шаббат тоже не очень уютно.

— В универ я плачу деньги уже со своего счета. Но я нашел фонд, который дает стипендию для солдат-отличников с плохой экономической ситуацией, которые отслужили в боевых частях. За это я делаю 4 часа в неделю волонтерскую работу и за это получаю 16 000 шекелей, это 4000 $ в один учебный год. А универ мой стоит около 13 000 шекелей.

Утром Андрей поедет учиться. Дорога в автобусе занимает у него полтора часа в один конец. Машина для обычного студента недосягаема.

— Путешествовать или ездить на природу без машины нереально. Поезда ходят по нескольким направлениям только, по крупным городам. В Эйлат (на курорт. — Ю.Ч.) не ходят, а он далеко. Не ходят, потому что это надо проложить дорогу через пустыню, а это перерезает тропки животных и мешает их ареалу обитания. Нельзя так с ними поступать. Зато тут 50%-е скидки на проезд и много чего еще для студентов и пенсионеров. При этом проездной Андрея в другую часть страны стоит на год 700 баксов уже с учетом скидки. Но это автобусы, поезда по центру и вокруг.

Вернувшись, Андрей до ночи работает в булочной. Раз в неделю ездит помогать двум старикам — жертвам Холокоста. А утром опять на учебу. Учится он на «территориях», где средь палестинских ныне земель сохранился израильский университет Ариэль. Не так давно там на остановке палестинский парнишка, подбежав к одному из израильских ровесников, вогнал ему в спину нож. А еще есть камни, палки и коктейли Молотова, которые так весело швырять в автобусы, крича «Аллах акбар!»…

Если взвешивать на весах плюсы и минусы…
В Израиле 300 солнечных дней в году, вкусный хумус, три моря, Тивериадское озеро и Цфат, Иерусалим и Тель-Авив, да-да, и древняя история, и живые экспансивные люди, но жизнь здесь сложнее нашей. У нас нет войны, люди привыкли довольствоваться малым, и за вызов скорой не надо платить 200 долларов, более того, на эти деньги непонятным образом живут тысячи и тысячи людей. И жары удушливой у нас нет, и хамсинов, и сезонов дождей, когда даже самый крепкий зонтик не имеет ни малейшего смысла. И — главное — глупый, науськанный фанатиками мальчишка-араб не всадит двадцатилетней красавице нож в спину…

Но что заставляет людей предпочитать «историческую родину» своей реальной земле? Об этом — пусть и отчасти — две следующие истории.

Вместе мы — сила. История Аарона

Все те же тридцать градусов по Цельсию. Сегодня у нас богатые планы: мы едем в самый настоящий кибуц. В четвертый раз я в Израиле, а в кибуце впервые. Интересно, как осуществилась мечта «дедушки» Ленина и «прадедушки» Маркса — в отдельно взятых участках одной, отдельно взятой © страны. И вовсе не той, о которой грезили классики марксизма-ленинизма.

Кибуц Беэрот-Ицхак, один из старейших в Израиле, был основан в 1943 году около Газы. В 1952 году кибуц переехал на его нынешнее место, недалеко от аэропорта Бен-Гурион. Ровненько за холмом — Иорданская пустыня, те самые знаменитые «границы 1967 года». «Когда нам говорят: верните наши земли назад, мы пытаемся объяснить, что у нас их вообще-то очень мало», — смеется Аарон, наш гид по кибуцу.

Всего в стране 260 кибуцев — и живет в них всего около 120 тыс. человек. Когда-то именно эти люди (вернее, их предки) и создали сельское хозяйство Израиля. Многое изменилось, а кибуцы продолжают существовать.

Ныне в Беэрот-Ицхак живут 400 человек — и все работают: либо внутри, либо за его пределами, но и в этом случае их зарплата идет в кибуц. При этом между тем, сколько ты получаешь на работе и сколько тратишь, нет никакой связи. Уровень благосостояния здесь у всех одинаков.

Мы попали сюда благодаря тому, что Андрей — «солдат-одиночка». Такой же, каким сорок с лишним лет назад был Аарон, фермер с дипломом колледжа из Вермонта. Приехал послужить исторической родине в армии, да так и прижился. Идя по деревенской улице, обращаем внимание на множество надписей по-английски. Зачем они в сельскохозяйственном поселении? Ответ: все для тех же «одиноких солдат» — сейчас их здесь около 40. Жители кибуца приглашают солдат на три года, чтоб тем было куда притулиться — по вечерам после службы или на Шаббат. Более того, здесь назначают семьи для солдат. Семья принимает над ним (или ней) шефство, навещает в армии, присутствует на военных праздниках, церемониях… «Названные родственники» берут на себя еще одну обязанность — переписываются с родителями солдат (чаще всего те живут в США), сообщая о том, что происходит у их детей: как они выглядят, как себя чувствуют, в каком настроении.

Шесть лет Аарон работал директором кибуца, а потом вернулся к своему любимому делу — сельскому хозяйству. Вообще-то «босс» не получает никаких преференций: это просто работа, одна из множества других работ.

Забытый запах деревни: травы, тракторной смазки и навоза. Разгар рабочего дня. Потому в кибуце малолюдно: все на работе: кто на поле, кто в ближайших городах. Тихо-тихо. Чистенько и бедненько.

Некоторые кибуцы более светские, рассказывает Аарон, многие на небольшие городки похожи. Этот же самый обычный религиозный кибуц. Как и положено в обычном кибуце, здесь все складывается в общую копилку. Например, в кибуце не бывает личных машин. «У нас есть специальная программа, позволяющая заказать себе машину. Для ближних поездок — поменьше, для дальних — побольше, и у каждого есть такой специальный ключик, с помощью которого открываешь любую машину. Если машина нужна для работы — ты берешь ее, вечером оставляешь на стоянке, и кто-то другой может на ней дальше ехать. То же самое с велосипедами».

Другой пример общинной жизни — супермаркет, в котором ты можешь брать все, что тебе надо и сколько надо, не платя ни за что. Вопросы возникают, только если видишь что-то необычное. Когда Аарон был директором кибуца, он мог, к примеру, спросить у 70-летней женщины, которая брала в магазине «тонну» тампонов: «Зачем?»

Все бесплатно только жителям кибуца, но не их детям, которые живут в Тель-Авиве. При этом, когда дети приедут навестить родителей — их радушно примут и будут бесплатно и сытно кормить все время визита.

Здесь нет больницы, но есть стоматолог, медсестра, терапевт. Есть автомастерская. В кибуце обрабатывают поля, выращивают овощи, хлопок, кукурузу, тыквы. Вон там — индюшачьи и куриные домики. И еще у них есть коровники.

— Все вещи, которые вы видите здесь, были произведены в кибуце: у нас есть свой заводик. Словом, мы полностью самообеспечиваемся, — говорит Аарон, и в его голосе — сдержанная гордость.

— Вы социалист? — спрашиваю.

— А как же, — отвечает он. — Потому я в кибуце.

Похоже, религия и социализм уживаются в Аароне без мельчайших противоречий. Скорее всего, для него это одно и то же.

Мы входим в неброское помещение. Это прачечная. (Дальнейший разговор ведется под неумолчный грохот стареньких стиральных машин). В домах их нет, потому белье стирается вместе. Стирать — не твоя профессия, этим занимается кто-то другой. А здесь гладильная, и тоже работает специальный человек. Вечером ты забираешь белье домой — чистое и выглаженное. Обязанности в кибуце распределены четко. Немного смущает одежда, брошенная на всеобщее обозрение, но это потому, что мы не из кибуца.

Выходим. Благодатная тишина. Ничего не слышно, кроме чириканья птиц. Аарон со спокойным достоинством ведет нас по своим владениям. Так же гордо водил бы, вероятно, любой другой человек, убежденный в том, что он живет в раю.

Следующий пункт назначения — столовая. «Мы не готовим дома, разве что иногда на выходные, но в основном питаемся тут: здесь очень вкусная еда». Перед едой читается короткое благословение, а после — молитва. Но это место не только питания и обращения к Богу с благодарностью за хлеб насущный. Здесь проводятся все собрания комитетов: в кибуце их аж 35 — для молодых, для старых, для солдат, по вопросам образования и религии. Здесь же, в столовой, играют свадьбы. Выглядит она, как обычная наша столовка: только пахнет там не грязной тряпкой и капустой, а куда приятнее.

На кухне работают пять человек. Они умудряются кормить не только 400 кибуцников, но и еще 200 человек — работников фабрик и других учреждений, которые находятся на территории кибуца. Кормежка включена в их зарплату.

«Видите, сейчас накрыт обед для школьников. Скоро я покажу вам и ясли, и садик, и школу: дети проходят здесь цикл воспитания и образования с трех месяцев до 7-го класса. У нас не такой большой кибуц, чтоб строить здесь старшую школу, потому после 7-го класса дети ходят в школу в другой кибуц. Но и мы принимаем на учение не только наших детишек, но и детей из соседних кибуцев. И некоторые горожане хотят, чтобы их дети ходили в садик или школу именно сюда — чтоб росли на земле, учились и трудились.

Кстати, здесь вы увидите что-то, что очень не понравилось Министерству образования Израиля. Но у нас частные ясли, частный детский сад, и мы можем делать все, что считаем нужным. Мы приучаем детей играть с реальными предметами — с микроволновкой, с зонтиками, со счетами, с чайниками. Они у нас пекут пироги, например. Такое можно увидеть только в кибуце, но не в городских садиках. К сожалению, вы не сможете сфотографировать наших детей: у нас нет на это разрешения родителей. Вот здесь растут дети от 3 месяцев до двух лет.»

А вот это уже не ясли, это детский сад, старшая группа. Здесь дети с 4 до 6 лет. Заглядываем в скромную комнатку. Дети, сидя на ковре, смотрят телевизор. Все мальчики в кипах. Все босиком: они разулись перед тем, как смотреть мультики: в комнате должно быть чисто. В другой комнатке играют, общаются, рисуют. В третьей проводят занятия более серьезные — начальную подготовку к школе.

Здесь работает дочь Аарона, пятая из его восьми детей. Четверо уже женаты и замужем. Большинство уехало, расселились по всей Земле обетованной — от Голанских высот до Хайфы. «Это был их выбор, я не настаивал. Человек имеет право самостоятельного выбора».

К самостоятельности тут относятся серьезно. Здесь все должны работать, даже дети, начиная с седьмого класса. Летние каникулы — два месяца, и один из них школьники работают на ферме, в курятнике, на кухне. В 18 лет, когда дети оканчивают школу, им выделяют отдельные комнаты за пределами родительского дома. Многие едут учиться, но всегда могут вернуться в кибуц — пожить, поработать, перевести дух. Дух тут перевести легко: просторно и привольно. А вот с развлечениями, мягко говоря, похуже.

Дискотек, баров, кафе на территории кибуца нет. Зато есть небольшая синагога. Справа и сверху две части для женщин. Они молятся здесь утром и вечером. Арон а-кодэш — святой шкаф: в нем хранятся Торы. Когда Тора стоит на полке — стоят и люди, и можно сесть, лишь когда священная книга лежит на столе. Думаю: что это мне напоминает? И вспоминаю, как в Стокгольме все тихо, неслышно поднимались с мест, когда входил король, и садились, лишь когда он опускался в свое кресло.

Моя дочь объясняет: «Это очень богатый кибуц. Смотри, в нем аж семь Тор: одна Тора стоит диких денег. А тут есть старинные, с серебряными украшениями. Все написаны чернилами от руки на пергаменте». Некоторые Торы пожертвованы, некоторые кибуц купил. Вот эта, например, стоит сто тысяч шекелей — 25 000 долларов. «Нам не нужно столько, просто за 60 лет скопилось», — объясняет Аарон, показывая богатства Бога.

Однако нельзя сказать, что кибуц отстал от современности. У всех есть интернет, у его жителей заведены странички в ФБ, это очень удобно: например, через ФБ можно найти себе подвозку до Тель-Авива, если все машины уже заняты. Еще у них есть стадион, теннисные корты, футбольное поле, баскетбольный зал и тренажерка. Баскетбольный зал — огромный и роскошный, осмотреть остальное мы просто не успели: иначе нам пришлось бы поселиться в кибуце, а далее… как знать? Всякое бывает.

Шучу, конечно. Кибуц — он такой кибуц. Для определенного типа людей — рай, но неудивительно, что в этом рае живет лишь небольшой процент израильтян. Однако он куда успешнее, чем тот многомиллионный кибуц, куда нас в течение семидесяти лет пытались запихнуть железной рукой. Население кибуцев — это такие «специальные» люди. Если кто-то хочет работать с компьютерами — то поле применения для себя он найдет. Но если кто-то хочет заработать миллион долларов — он не для кибуца. Впрочем, и кибуц не для него.

Спрашиваю: «А вот если кто-то хочет ездить в оперу или в музеи? Если кто-то увлечен искусством? Театром?» Аарон отвечает: в месяц мы с женой получаем полторы тысячи долларов карманных денег. Это, по израильским меркам, немного. Их можно тратить, как тебе заблагорассудится: поехать в отпуск, пойти в ресторан, на спектакль или купить одежду. Личную одежду ты покупаешь сам. Рабочую, повседневную тебе дает кибуц.

Напоследок идем к гордости Аарона — к курятнику. Сперва входим в маленький домик. Все, как и повсюду вокруг, скромно, но на столе вполне «навороченный» компьютер. Это офис куриной фермы. Всего в кибуце 230 000 кур. Их здесь разводят для мяса, не для яиц: это разные специализации. Сами «куриные домики» Аарона не имеют ни малейшего сходства с курятниками, в которых хоть раз-два в жизни да бывал каждый белорус. Прежде чем зайти в «куриный домик», надо вымыться, поменять одежду — и лишь тогда ты имеешь право приблизиться к птицам. Вся их жизнь управляется из офиса. Все компьютеризировано, все на учете: температура, влажность, количество еды и питья, электричество.

Если возникает какая-то проблема, то Аарону немедля приходит сообщение на айфон — и он бежит в куриный домик. Система должна работать крайне четко: если, например, не будет света в течение пятнадцати минут — умрут все куры. Потому здесь, как в больницах, свои генераторы.

— А из чего складывается доход кибуца?

Аарон начинает считать. 40% — сельское хозяйство, 25−30% — выручка от магазинов кибуца (ведь бесплатны они лишь для своих). 20−30% — это зарплаты людей, которые живут в кибуце, а работают в «большом мире». Ну и по мелочи — плата за ясли, садик и школу от родителей, которые хотят для своих детей кибуцного образования.

И вот, наконец, после курятника Аарон ведет нас в свое тайное место, в место души: там живут его личные питомцы — и, вероятно, туда уходит значительная часть его карманных денег. Это террариум. Там мы знакомимся с питонами — огромным и только что вылупившимся младенцем, с прелестными змейками разных расцветок, с мохнатым великаном-тарантулом, с огромными черепахами.

Как показывает практика, даже в коммунистическом общежитии люди должны иметь отдушину. Только тогда они счастливы.

Прощаемся с Аароном. От денег за экскурсию он отказывается величавым, но совершенно не обидным жестом.

Садимся в машину. Дочь говорит: «Да никогда в жизни…», муж горячо ее поддерживает. Мама сокрушенно произносит: «Я думала, кибуц все же не такой… советский». Андрей молчит: они с Аароном соратники, «солдаты-одиночки». А я… я думаю одновременно о том, что в кибуце не вынесла бы и недели; и о том, что, погости я в нем хотя бы месяц-другой, то могла б, наверное, быстрее дописать начатые книги; и о том, что только что видела людей, которые искренне и трудолюбиво воплощают вековечную мечту о справедливости… И что справедливость, конечно, не самая красочная и веселая штука на свете, но от нее веет достоинством — чего не отнять, того не отнять.
(Продолжение следует)
Аватара пользователя
Сан Саныч
Собеседник
 
Сообщений: 17502
Зарегистрирован: 12 дек 2009, 14:29
Откуда: Хайфа, Израиль
Пол: Мужской
Вернуться к началу

Re: Рассказы об Израиле (впечатления туристов)

Сообщение Сан Саныч 10 апр 2016, 21:51

Израильский дневник

Часть III. Три личные истории, рассказ о Шаббате и лирическое отступление
Окончание дневника Юлии Чернявской о поездке в Израиль.

5 марта. Предпоследний день в Израиле. Все те же 30 градусов. «Я в раю», — говорит мама, сидя под огромным баобабом в Эйн-Геди, что на Мертвом море.
История Гали: много ли может одиночка?

Эйн-Геди — тоже кибуц, но его направленность — не сельское хозяйство, а отдых и туризм. Кибуц — часть одного из национальных парков Израиля. Находится он в Иудейской пустыне, на холме Тель-Горен. Совсем рядом — знаменитая крепость Масада. Весь кибуц представляет собой ботанический сад, в котором расположены гостевые домики, административное здание, столовая и спа. Между ними курсирует веселенький электромобиль.

Я не знаю имен причудливых и невероятно разнообразных растений. Их более 1000 видов, они собраны со всех концов света, и с каждым из них связана какая-то история.

Я впервые вижу на крыльце одного из домиков привольно раскинувшегося дамана: вы будете смеяться, но этот грызун, похожий на морскую свинку, по своим биологическим характеристикам — ближайший родственник слона.

Здесь же — маленький зоопарк: горные козлы, обезьяны, сурикаты и еще всякой твари по паре. Чуть внизу школа — и занятия по природоведению у школьников проводятся в ботаническом саду и зоопарке. Чтобы все наглядно, так сказать. Весомо, конкретно, зримо ©.
Моя семья, как приличные туристы, лезет в гору, бродит по Масаде, а затем нежится в бассейне с подогретой водой Мертвого моря. Мы с Галей остаемся внизу. Мы не виделись двадцать пять лет, и нам есть о чем поговорить. Галя — моя подруга, одна из тех, которых Бог дает две или три за всю жизнь. Жизнь развела нас надолго и наконец свела вновь на Мертвом Море. Бродим по саду, и Галя походя рассказывает мне о причудливых деревьях и кустарниках. В Минске Галя была учительницей биологии, потом помогала мужу в одном из первых в СССР кооперативов, родила четырех девочек. Но в шальные 90-е кооператив рухнул. Они попытались было завести свое дело на Кипре — но и тут не вышло. Дальше — слово Гале:


Изображение

«Как ты знаешь, я со всех сторон русская. В Израиль мы уезжать не собирались. Но так получилось, что единственное место, куда мы могли отправиться, когда не получилось на Кипре, это сюда. Мы приехали в Израиль туристами в конце 1999-го. Практически без вещей. На пароме. Нас встретили сотрудницы отца мужа. Они же снабдили нас вещами первой необходимости и отвезли в Холон, где жила моя подруга детства. Кроме семьи моей подруги и нескольких бывших учительниц из Баку, нам много помогали едва знакомые, а то и вообще чужие люди. Однажды случайно на море встретила и узнала старого знакомого по пляжному волейболу на Минском море. Мы не виделись 20 лет. Он дал денег на съем жилья, стал нашим поручителем, бросил клич среди жильцов своего подъезда и привез нам кучу одеял, посуду, теплую одежду.

Получив гражданство, мы сняли нашу первую настоящую квартиру и, отправив всех детей в школу, сами тоже пошли учиться в ульпан, учить иврит. К этому времени я уже вовсю работала на уборке квартир. Поскольку, чтобы получать пособие, учась на курсах, надо было сначало заработать «право» на пособие по безработице, я одновременно с ульпаном пошла работать еще и в магазин. Мы оба работали как проклятые, с 5 утра до позднего вечера. Дети сами вставали утром, старшие кормили младших, отводили в детский сад, сами шли в школу, потом всех забирали, кормили, делали уроки, укладывали спать… Долгое время я видела детей только вечером в пятницу и полдня в субботу. С окончанием Шаббата я уходила на работу в магазин.

Потом я отучилась на курсах по биотехнологии и устроилась работать в приличную компанию. Через пару месяцев муж тоже наконец устроился на «нормальную» работу. Он успел получить один раз зарплату. А потом буквально в один момент его не стало… Старшая дочка тогда оканчивала школу, ей было 17,5. Второй — 15. Третьей — 10. А самой младшей — 8. С перепугу я работала как безумная. Кроме основной работы, снова набрала под завязку уборки квартир. Были долги, которые надо было отдавать. Я боялась, что буду не в состоянии прокормить детей, которых нарожала. Моя собственная жизнь казалась мне законченной. Я чувствовала себя не человеком, а машиной, зарабатывающей деньги. Я похудела так, что донашивала джинсы, из которых вырастали мои старшие дочери.

Моя старшая дочь служила в армии и работала. Зарабатывала себе деньги на учебу самостоятельно. Начав учиться, вынуждена была одновременно работать. Это было очень тяжело.

Вторая дочка сразу после школы тоже пошла работать. Сначала продавщицей. Потом официанткой. Потом барменом. Одновременно подрабатывала фотомоделью, и понемногу начала снимать сама. Сейчас она живет в Берлине и работает фотографом и стилистом. Я, конечно, помогала и помогаю всем время от времени. Видеокамеру, необходимую для занятий. Крутой профессиональный фотоаппарат. Мобильные телефоны… Но зарабатывают на жизнь они сами.».

— Постой, — перебиваю. — Но как, почему ты, русская, рожденная и выросшая в Беларуси, чувствуешь эту страну своей?

— Не знаю точно, — отвечает она. — Мы оказались здесь, потому что не было другого выбора. Если бы мне не нравилась страна, я была бы обречена на жалкое существование. Может быть, еще что-то, чего я так и не поняла, а понял мой спинной мозг. За прожитые здесь годы я увидела и полюбила уникальную в своем разнообразии природу. Прониклась гордостью за многие свершения этой маленькой, существующей вопреки всему страны. Я вижу много недостатков. За что-то стыдно. За что-то больно. Я чаще всего забываю, что вообще не еврейка. И люблю эту нашу «необъятную родинку.»

На этом рассказ Гали заканчивается. Ей надо бежать на автобус, чтобы успеть в Холон до Шаббата.

Шаббат — день страны и людей

Здесь, в кибуце Эйн-Геди, Шаббат чувствуется и больше, и меньше, чем в городе… Меньше — потому что нет опустевших улиц. Больше — потому что здесь-то и видишь его изнутри. Огромные семьи едят, пьют красное вино, поют песни — и дети подходят за благословлением к отцу: нагибают голову, он целует их в лоб, они склоняются к его руке. До ночи не утихает смех и пение. А утром назавтра вновь поют, играют в мяч или занимаются йогой.

Это то, что можно делать в Шаббат. Можно общаться, можно расслабляться. Можно есть — и сколько же еды израильтяне поглощают в Шаббат! (Израильтяне шутят: «У нас два национальных вида спорта: еда и бег»). Бегают, кстати, много — и утром, и вечером толпами.

Есть в Шаббат можно — готовить нельзя. Еда подогревается автоматически (прежде хозяйки держали ее в печи сутками: отсюда нотка своеобразия еврейской кухни местечек). Завтраки в субботних гостиницах подаются холодными. В Шаббат не ходят автобусы, такси (кроме тех, где водители — арабы) тоже. На своей машине ездить можно: только не по ортодоксальным иудейским районам. Магазины за редчайшим исключением (преимущественно сувенирные и арабские лавочки) не работают, многие кафе тоже. Кофе вам предложат лишь растворимый: все машины, включая кофейную, с вечера пятницы до вечера субботы бездействуют, а гостиничные лифты останавливаются на каждом этаже, открывают двери, терпеливо стоят, поджидая посетителей, а потом закрываются и едут. Этот церемониал продолжается на каждом этаже. Если живешь на втором или третьем — забавно, а если на седьмом или двенадцатом — утомительно.

Шаббат — сутки, когда в Израиле замирает бурная общественная и рабочая жизнь и начинается не менее бурная личная. Самые что ни на есть шаббатные дела — изучать Тору, ходить в синагогу, затем в гости к родственникам и (!) исполнять супружеские обязанности.

Главное: нельзя работать. А работа может быть самая разная. Так, ортодоксы считают, что в Шаббат нельзя выполнять 39 видов работ. Среди них — очень странные. Например, ряд раввинов настаивает, что в Шаббат нельзя вынимать муху из супа, уж не говоря о том, чтобы включать или выключать бытовые приборы. Важнее всего запрет зажигать огонь (потому в преддверии Шаббата возжигают свечи — и они горят весь Шаббат) и отходить на большое расстояние от дома.

Если ты в вечернем городе, то улицы менее заполнены, чем обычно: можно встретить еврейское семейство: — мама, папа в шляпе, трое детишек — шествующее от одной бабушки к другой; можно увидеть в кафе громадные семьи с патриархами-прадедами во главе и детишками, ползающими по полу и перебирающимися с одних колен на другие; можно встретить стайки молодежи — они исповедуют шаббатные заповеди не очень строго. Но главное, что трогает в Шаббат, скажем, в Иерусалиме, — это пение и свет свечей из открытых окон. Идешь одиноким странником — и остро, и сладко тоскуешь о доме — о своем, белорусском.

Этот день — странный для нашего сознания — обладает глубоким смыслом для евреев: и тем, что декларируется, и тем, что умалчивается, и тем, что даже не осознается. Эти сутки незаметно для людей скрепляют народ воедино: Шабат — день страны, день веры, день нации, день семьи — и все это одновременно. Оттого и страна, и нация, и вера, и семья незаметно переливаются друг в друга. Это не раздельные понятия, а части одного целого. Мне не хватает подобного дня в Беларуси: может, он объединил бы наши разрозненные группы — хотя бы раз в неделю, как незаметно объединяет группы в Израиле? Беда в том, что традицию не выдумаешь. Традиция выпочковывается столетиями. Чем бы заменить Шаббат?

Лирическое отступление о знакомстве моей мамы с пророком и отношении к пожилым людям

Вспоминаю шаббатную историю, рассказанную моей мамой.

Изображение

Когда она была в Израиле в турпоездке, то несколько дней провела в курортном городке Нетания. Субботним вечером она решила поплавать в ночном море. Надела платье на купальник, взяла ключ от номера и пошла к морю. Искупалась, надела платье на мокрое тело и собралась было в отель, но растерялась: все улицы похожи, темно, не найти. Представляю ощущение немолодой женщины, заблудившейся на ночной улице чужого и в этот час уже пустого городка. Внезапно подъехало такси. Водитель, арабский юный красавец, спросил на ломаном русском: «Куда тебе ехать?». Мама попыталась объяснить, что у нее нет денег, он досадливо махнул рукой: «Садись». Мама предлагала вынести ему денег из отеля — он отказался. «Как тебя зовут?» — спросила она. «Исайя», — ответил он. Вероятно, араб-христианин, иначе был бы «Иса». «Пророк?» — спросила она. Он улыбнулся и уехал. Так моя мама повстречалась с пророком.

Почтение к старости и забота о пожилых людях свойственна всей стране. Старость не считается в ней «четвертым (а значит, последним — и излишним) возрастом». Я говорю не только о доброжелательном отношении к пожилым людям: когда весь тренажерный зал терпеливо ждет, когда девяностолетний старец зашнурует кроссовки и встанет на беговую дорожку, а молодой тренер спрашивает: «Абба (отец), тебе помочь?». Я говорю о той полноценности пожилого возраста, что и не снилась нашим мудрецам. И давненько я не видела столько красивых немолодых женщин и доброжелательных немолодых мужчин.

Изображение

Вспоминаю, как 85-летнего свекра лечили в минской больнице. Не буду об условиях — это отдельная песня. Лечили нормально по нашим представлениям. Но запомнилась фраза врача: «Ваш дедушка — тихий, бесхлопотный, лежит себе, как зайчик». Вот-вот. Дедушки и бабушки обязаны быть тихими бесхлопотными «зайчиками», не осложняющими нашу жизнь. Таков уж подход. Их жалобы воспринимаются как капризы старости, хотя молодые жалуются не меньше. Их слабость воспринимается как неотъемлемая черта старости — а часто речь идет об излечимой болезни…

«Что вы хотите — возраст» — такова наша мантра…

В Израиле по отношению к пожилым не употребляются столь принятые у нас слова «бабушка» и «дедушка»: все-таки «отец» — это нечто другое, оно указывает не на преклонный возраст, а на старшинство и родство. А вообще их называют людьми элегантного возраста, а после 80-ти — золотого возраста. На самом деле слова очень много значат. Слово диктует отношение. «Бабушка» и «дедушка» — те, у кого смерть не за горами, те, что в платочке и ушанке, еле ползают по обледенелым мостовым. Человек золотого возраста — личность, вызывающая уважение.

Стариков в Израиле много в связи с большой продолжительностью жизни и хорошей медициной. Не скажу, что быть пожилым человеком здесь — рай, особенно если ты приехал сюда не в молодости и не сумел заработать приличное пособие. Но даже и минимальное пособие, к которому добавляются «накопительные» деньги за то время, что ты отработал в стране, хоть и невелико, но не унизительно мало, как наши пенсии. Плюс к нему полагается доплата за аренду квартиры.

Да, жить надо экономно, но пожилые люди умудряются не только выживать на свою пенсию, но и съездить раз или два в год за границу. А уж если ты прожил в Израиле много лет и имеешь детей и внуков, которые тебя поддерживают, золотой возраст — отнюдь не проклятье. Это просто другой род счастья. Пожилые израильтяне не сидят дома, они сохраняют социальную активность: их можно увидеть в музеях, на экскурсиях, за границей (вплоть до Китая) — даже если передвигаются они в колясках. Они живут, радуются, любят, имеют хобби: от вышивания до дайвинга.

Если же появляется такая необходимость, к пожилому человеку приставляют социального работника, который и по дому поможет, и поесть приготовит, и продукты принесет, и составит компанию на прогулке. В больницах не отмахиваются от человека старше 70 лет. Во многом тут помогает страховка и профилактика. С 45 лет каждые три месяца человек должен сдавать анализы: чтобы он не забыл об этом, ему приходит на дом посылочка с направлениями на анализы, а также с заботливо упакованными баночками для мочи и кала. Он идет в лабораторию — и если обнаруживаются неполадки, то вступает в ход страховка: человека лечат консервативно или оперативно, невзирая на возраст и не боясь показателя «смертности» в больнице.

Не секрет: частенько наши врачи не берутся за лечение букета заболеваний, будучи уверенными в том, что возрастные изменения невозможно исправить. В Израиле операции назначаются исходя из показаний и противопоказаний к лечению, а вовсе не возраста пациента. Потому пожилым пациентам проводятся сложнейшие хирургические операции — пересадка сердца, почек, операции на сосудах, уж не говоря об ортопедических. Возможно, поэтому средняя продолжительность жизни в Израиле — одна из самых высоких в мире. По данным ВОЗ, мужчины живут в среднем 80,5 года, женщины — до 84 лет. Это «в среднем», господа. И большинство из них в 80 чувствует себя так, как большинство из нас — в 60.

Изображение

То, что не делает для людей золотого возраста государство — делает общество. Вот рассказ израильтянки Ирины.
«У нас постоянно критикуют отношение государства к старикам. Может быть, поэтому относятся к ним с большим вниманием. Конечно, хотелось бы, чтобы часов ухода за больными и одинокими было больше и чтобы пенсии были повыше. Немного из жизни обычной: клуб для пожилых есть в каждом районе, я уж не говорю о кибуцных и мошавных, но и в каждом городском районе. В соцотделах муниципалитетов есть соцработники по работе с пожилыми. Есть система домов для престарелых, разные они эти дома, есть очень дорогие, есть социальные, есть для вполне самостоятельных и здоровых, есть для лежачих, больных, немощных. И совсем из недавнего, вот вчера сделала больше 300 звонков, приглашала на праздник Пурим. Автобус, программа, угощение бесплатно, для тех, кто Спасшиеся в Катастрофе. Люди очень старенькие, но поговорить хотели все, рассказать, как у них и что, про детей, про метапелет (это работник по уходу), про здоровье, про то, что мужа уже нет больше года…».

Волонтерская миссия друга моей дочери Андрея — помощь старенькой семейной паре, пережившей Холокост.

Комментарий Анны: «Безусловно, пожилых людей уважают. Общественные структуры относятся очень внимательно, так как знают, что, если будет жалоба от пенсионера, особенно выжившего в Холокосте, ее будут рассматривать на самом высоком уровне. Да и пенсионеры здесь закаленные жизнью, уверенные в себе, если что — могут заставить себя уважать».

А вот что рассказывает Владимир: «Отношение — по примеру моих родителей, отцу 92 года, маме 90, могу сказать — очень бережное. Не без бюрократических проволочек, но все проблемы легко решаются одним телефонным звонком. Пять месяцев назад отец сломал шейку бедра, после операции долго лежал в восстановительном центре, и все за счет больничной кассы, теперь к нему на дом приходят и физиотерапевт, и врач, и медсестра (за анализами) …То же самое могу сказать про родителей жены, которые на 10 лет моложе моих. Но многое, конечно, зависит от окружения — врачей, соцработников и т.д».

Ответом на это был рассказ соотечественника, как его престарелому отцу с той же бедой отказались делать операцию — и спустя полгода он умер.

А вот несколько фактов и наблюдений — уже от меня лично.

Подруги в возрасте за пятьдесят пять легко находят себе мужей. Они вовсе не чувствуют себя отжившим материалом: в Израиле нет нашего бездумного культа молодости.

Родственница шестидесяти шести лет, бабушка семи внуков, уже долгие годы имеет «бойфренда»: теперь ему 80. Это красивый, умный, интеллектуальный и сильный человек. Назвать его стариком язык не повернется.

Его двоюродный брат-американец, после 80-ти потерявший жену, по переписке влюбился в женщину-израильтянку несколькими годами младше. Теперь они живут на две страны: полгода в США, полгода в Израиле. Сейчас ему 92 года, и он ежедневно проплывает кролем несколько километров.

И нигде в мире я не видела столько пожилых пар, которые идут по улице в обнимку или за руку. Это не кажется странным — кажется прекрасным. Вокруг них аура счастья, растворяющаяся в воздухе и оберегающая Израиль не меньше, чем солдаты боевых частей.

Когда пять лет назад я впервые ехала в Израиль, приятель сказал: «Страна хорошая. Веселая и не чужая». Разумеется, он говорил не о тех, в ком полноводно течет горячая левантийская кровь — или хотя бы ее толика: Израиль — просто не чужая страна. Людьми своими не чужая. Особенно для белорусов. Ведь многих счастливых израильских семей не было бы, не спасай наши бабушки и дедушки их бабушек и дедушек от нацистов в годы Второй мировой войны.
Источник
Аватара пользователя
Сан Саныч
Собеседник
 
Сообщений: 17502
Зарегистрирован: 12 дек 2009, 14:29
Откуда: Хайфа, Израиль
Пол: Мужской
Вернуться к началу

Re: Рассказы об Израиле (впечатления туристов)

Сообщение Сан Саныч 20 апр 2016, 00:07

ДОРОГИ ИЗРАИЛЯ

Израильские магистрали, шоссе и дорожки я исколесил вдоль и поперёк. При этом суммарный пробег по Израилю за 15 дней - 2198 километров. Совсем немного, кто-то за неделю в своём городе столько проезжает.
А мне удалось прокатиться почти по всем значимым дорогам страны, фотографировать на ходу. Теперь рассказываю про дороги Израиля. Это один из самых больших сюрпризов, ожидающих гостей страны.

1. Израильские дороги стали для меня открытием. Перед поездкой я ровным счётом ничего о них не знал, поэтому, только забрав прокатную машину в аэропорту Бен-Гурион и выехав с парковки на хайвей, был очень и очень удивлён. Этот пост состоит из двух частей - про городские дороги и транспортные магистрали по всей стране. А ещё будет отдельный пост, про дороги Палестинской Автономии. Для сравнения, так сказать.

2. Перекрёсток - главное на израильской дороге. И не только в городе. Пожалуй, лучшие в мире перекрёстки делают именно здесь. Во-первых, движение чётко распределено по полосам, всегда понятно, кто из какого ряда куда едет.

Изображение

3. Практически везде, в 99% случаев, если вы поворачиваете направо - вам не нужно стоять на перекрёстке с остальными. Для правого поворота сделана отдельная секция: пропускаете пешеходов и машины - спокойно можно поворачивать. Это круче, чем в Америке, где в правилах дорожного движения прописано, что можно поворачивать направо на красный сигнал светофора. Но это не всегда удобно, если кому-то поворачивать не надо и он занимает правую полосу. В Израиле проблема решена. А ещё обратите внимание: над каждым светофором - стрелочка, ни за что не перепутаешь, к какому направлению он относится.

Изображение

4. С левым поворотом тоже по уму. Не везде, но на оживлённых пересечениях ещё делают отдельный светофор для поворачивающих рядов, им отводят один-два ряда. Таким образом, когда у вас горит зелёный - вы сразу поворачиваете, а не ждёте, пока встречный поток проедет прямо. У них-то красный. У нас подобную реализацию вспоминаю только на перечении Ленинского проспекта в Москве и улицы Обручева. Там тоже два ряда поворачивают налево. Но сколько помню - справа к ним пытаются вклиниться ещё два ряда, блокируя движения едущим прямо. Результат - вечная пробка.

5. Чтобы вы не подумали - в Израиле тоже так делают. Но не часто. Конкретно поворот из среднего ряда налево я видел лишь однажды в Иерусалиме. Сами израильтяне считают, что в их стране плохо водят. Но, как россиянин, побывавший в полсотне стран, заявляю - водят в Израиле прекрасно. За день вы, в среднем, встретите два-три автомудака. Это при том, что в Европе обычно одного, а в России - за полчаса десяток.
6. Круговое движение - всему голова. Везде, где его можно сделать - сделают. В некоторых городах нет ни одного светофора, именно за счёт такой реализации перекрёстков. А в Эйлате и вовсе собрали все старые светофоры в округе, и сделали им памятник на одном из кругов. Такая же достопримечательность есть в Англии и в Пензе.

Изображение

7. Люди стараются соблюдать стоп-линию. По крайней мере, выехать перед потоком на середину зебры или вообще на перекрёсток - такое в стране редкость.

8. Теперь про парковки. С точки зрения умения парковаться водителям Израиля стоит поучиться, а вот если говорить об организации парковочного пространства - тут учиться нужно у Израиля.

9. Всё дело в цветной разметке. Все городские бордюры в Израиле бывают нескольких цветов.
- бело-красный - стоянка запрещена;
- жёлто-красный - автобусная остановка, парковка запрещена, но разрешается высадка пассажиров
- бело-синий - платная парковка. В этом случае нужно искать информацию о стоимости и максимально разрешённом времени конкретно в этом месте. Оставлять машину у бело-синего бордюра можно и бесплатно, например, в выходной день или ночью. Но каждый раз лучше дойти до информационного табло и уточнить.
- обычный, серый бордюр - стоянка возможна без каких-либо ограничений.

10. На знаке показано, как именно можно парковаться. Сам знак парковки - английская P “в домике”, ну или попросту накрытая русской “П”.

Изображение

11. Очень удобно, что в Израиле два с половиной государственных языка: иврит, арабский и "половинка" (потому что неофициальный) - английский. Практически везде вы увидите все надписи именно на этих трёх языках. Вот информационный щит по поводу парковки в этом районе. В выходные парковка бесплатна, но оставлять машину можно только на два часа. Как они это проверяют - не знаю, в стране не распространен “парковочный циферблат”, как в Европе.

Изображение

12. Бывает множество локальных правил парковки, которые варьируются от региона к региону. И вы всегда будете знать, какие именно правила парковки здесь действуют. Зато и если сделаете что-то неправильно - поплатитесь штрафом, он практически неизбежен.

Изображение

13. Покрасить бордюры и так точно и чётко обозначить, где можно парковаться, а где нет. Это гениально! Самая удобная система парковки во всех 56 странах, где я побывал!

Изображение

14. Про израильские такси ничего не могу сказать, кроме того, что их в городах довольно много, и все они, похоже, легальные. Видно, что государство зорко следит за регулированием таксомоторов. Легальная машина всегда должна иметь одну и ту же утверждённую раскраску (в отличие от многих стран, тут такси белые), а номерной знак такси всегда заканчивается на 25.

15. Сзади на израильских машинах часто можно видеть самые разные наклейки. Это похоже на Америку. Чаще всего встречается наклейка с сними буквами и цифрами на бампере. “Как вам моё вождение? Если что - позвоните!” - стикеры размещают на служебных машинах, такси. Очень не хватает такого в России.

Изображение

16. Интересное правило, касающееся грузовиков. Им предписано иметь сзади два номерных знака. Наверное, чтобы было видно с любого угла.

17. В Израиле нет традиционного скоростного городского транспорта вроде метро или широкой скоростной трамвайной сети. Построить такие сети - долго, дорого, а учитывая историческую застройку и ландшафт, порой просто невозможно. Но израильтяне придумывают свои собственные виды транспорта, например - "метронит" в Хайфе. Эта красная полоса - для него.

Изображение

18. Что это за зверь такой? Обыкновенный автобус-гармошка. Вот только ходит он по специальным полосам, которые почти везде отделены от городской дороги, и обычным машинам въезд туда запрещён. Маршруты метронита уходят в пригороды, и позволяют быстро добраться до центра Хайфы. По сути, это как трамвай с выделенной полосой, только ведь построить дорогу быстрее и дешевле.

Изображение

19. Как целая транспортная сеть, метронит пока существует только в одном городе. Но в других можно заметить выделенные полосы для автобусов. Работают они только в час пик.

20. Глядя только на одну эту фотографию, уже можно составить мнение об израильских дорогах.

Изображение

21. Иногда ощущение, что ты на самом деле в Америке. Кто-то даже отшучивается, называя Израиль 51-м штатом. Это, конечно, не так, но свою дорожную систему они точно позаимствовали у США.

22. Хайвей, ведущий в центр Тель-Авива из пригородов. Посередине - железнодорожная линия, в какой-то степени аналог метро. Поезда тут двухэтажные и современные, о них мог бы быть отдельный пост, но я ни разу не ездил в Израиле на поезде.

Изображение

23. Пробки в стране бывают. По большому счёту, в Иерусалиме и Тель-Авиве, и по сравнению с московскими это даже затруднениями не назвать. Но в часы пик трафик большой. И всё же, Израиль больше автомобильная страна, общественный транспорт здесь на втором месте, а машина есть почти у каждого.

24. Теперь - о загородных шоссе. Дороги в стране самые разные, но то, что вы видите на этой фотографии - нечто усреднённое. Так выглядит типичная израильская дорога. Две полосы в каждую сторону, разделительный барьер. При этом - не хайвей, обычная региональная дорога, чаще всего в округе городов, где живёт много людей. Не сельская местность.

Изображение

25. Хайвеев тоже предостаточно. А ещё абсолютно всё продублировано на английском. Не только в городе, что приятно.

26. За всё время путешествия я не встретил ни одного полицейского с палкой, прячущегося в кустах. А вот камеры - почти через каждые несколько километров, на каждой трассе. Камеры видно издалека, о них предупредит любой навигатор. Задача не наказать, а предупредить нарушение.

27. Необычные израильские знаки. Тот, что сверху, обозначает начало населённого пункта. Нижний - “осторожно, дети”. Заметьте, первая страна, где человечки не бегут, а спокойно идут.

Изображение

28. Знак STOP. Предельно понятно.

Изображение

29. Осторожно, верблюды на обочинах! На севере Израиля вдоль дорог пасутся коровы, на юге - верблюды. Есть ли, интересно, такое место, где и те, и другие пересекаются?

Изображение

30. Если на дороге ремонт - эта зона обозначена так, что её заметит даже слепой. И обязательно разделить потоки бордюром, это безопасность.

Изображение

31. Зона проведения работ тоже всегда будет отделена от основной дороги.

Изображение

32. Вообще, все знаки очень информативны. Не просто указатель на заправку. Достаточно посмотреть всего секунду, и вы уже понимаете:
- заправка работает 24 часа в сутки
- здесь можно выпить кофе, сходить в туалет и починить шину.
- налево через 500 метров.

Насколько же бестолковым кажется российско-советский знак “впереди заправка”.

Изображение


33. Теперь пара слов о системе заправок в Израиле. В принципе, всё как везде. Топливо чаще всего бывает двух видов: 95-й бензин и дизель. Сначала плати - потом заправляйся, это привычно для россиян. Вот только платить я советую либо наличными, либо кредитной (!) картой, либо каждый раз ровно на 200 шекелей. С чем это связано? Дело в том, что практически все заправки делают преавторизацию вашей карточки на 200 шекелей, такое правило. Эта сумма равна примерно 2000 рублей. Заправляетесь на нужную сумму. Она может быть меньше той, что у вас заблокировали, но не больше. После заправки садитесь в машину и уезжаете, с остаток вернётся к вам на карту самостоятельно. Удобно? Удобно. Но только для тех, у кого карта кредитная. Если же у вас дебетовая российская карточка, остаток средств вернётся к вам лишь через месяц. Свои деньги вы не потеряете, но они будут долгое время заблокированы. Бензин в Израиле дорогой, но в Европе уже дороже, из-за курса евро к рублю. Так же топливо стоит около 75 рублей за литр.

34. Во всех, совершенно во всех израильских машинах вы встретите такую клавиатуру. Это специальная противоугонная система: вводите персональный код и заводите машину. Без неё вы просто не поставите авто на учёт. Забавно, но я подобной системой пользуюсь уже очень много лет, переставляя её с машину на машину. В России штука очень редкая, а в Израиле я был впервые.
Изображение

35. Дорога между деревнями на севере Израиля. Узкая, но асфальт хороший. Жёлтые сплошные обознчают край дороги.

Изображение

36. Выезд со второстепенной дороги на главную всегда через “стоп”. И правый ряд всегда поворачивает отдельно. Есть даже разгонная полоса. Если бы вы знали, в какой дыре я сделал этот кадр. А тем временем, разгонных полос нет даже в Москве на МКАДе и Третьем кольце.

Изображение

37. Указатели, номер трасы, светофор с направлением движения. Простая и понятная дорожная инфраструктура, сделанная для людей.

Изображение

38. Солнечные батареи используют повсеместно. Смотрите, как они установлены. В Москве их тоже начали ставить, но почему-то всё по-другому.

Изображение

39. В Израиле больше всего белых машин. Потому что жарко, а ещё потому, что белый цвет - самый дешёвый.

40. Всякую разную военную технику, включая очень серьёзные “боевые” джипы вы будете встречать постоянно. Это нормально. Просто почитайте мою серию репортажей про Палестину - и вы всё поймёте :)

41. Из сотен машин, стоящих в пробке, только одна-единственная позволила себе поехать по обочине. За ним не выстроилась очередь из таких же “умников”. Из этого можно сделать вывод - может быть, человеку на самом деле было очень нужно, а основная масса израильских драйверов - нормальные.

42. Планировать автомобильное путешествие по стране очень удобно. Основные достопримечательности всегда будут показаны на таких коричневых знаках.

Изображение

43. А сейчас - немного абсолютной дорожной красоты. Прокатившись по Израилю на машине, вы много-много раз будете ахать и охать от отрывающихся пейзажей, что на севере, что на юге страны.

Изображение Изображение Изображение

44. Одна из самых интересных дорог в стране - шоссе номер 12, на самом юге, у Эйлата. Она идёт прямо вдоль границы с Египтом. Пограничный забор протянулся на многие километры и причудливо петляет.

Изображение

45. “Сервисная” дорога для военных у границы лучше по качеству, чем некоторые федеральные трассы в России.

Изображение

46. А вот и египтяне сидят на вышке и смотрят в Израиль.

Изображение

Всё-таки, никакое путешествие не сравнится с путешествием автомобильным. Вы же сами знаете почему :)

Некоторые фотографии пропущены. Их можно посмотреть ЗДЕСЬ.
Аватара пользователя
Сан Саныч
Собеседник
 
Сообщений: 17502
Зарегистрирован: 12 дек 2009, 14:29
Откуда: Хайфа, Израиль
Пол: Мужской

Re: Рассказы об Израиле (впечатления туристов)

Сообщение Сан Саныч 31 авг 2016, 10:31

Какие они, израильтяне?

Изображение
КАПИТОНОВ Константин Алексеевич
журналист-международник, арабист. Родился в 1946 году в Батуми.
Закончил МГИМО, арабское отделение факультета журналистики.
Работал в Египте, в Ливане, в Израиле (2001-2004).
Владеет арабским и французским языками.

Далеко не со всем, о чем пишет автор, я бы согласился, а многое просто устарело - более 10 лет тому. Но в целом - мне было интересно это прочитать. Надеюсь, интересно будет и вам.
Попытка нарисовать психологический портрет израильтянина.
Какие они?

Израильтяне живут одним днем, спешат радоваться моменту, не боятся рисковать. Здесь не знают, что будет завтра, и поэтому любят хорошо провести сегодняшний день.

Страна, которая на протяжении почти 60 лет расходует не менее 70% (!) валового национального дохода на вооружение и войну, дает отпор террористам, создала самые передовые «ноу-хау», выращивает самые экологически чистые продукты питания (практически на песке и глине) и экспортирует их в 57 развитых стран. Не говоря уже о том, что смогла предоставить крышу над головой миллионам людей.

Те израильтяне, чья зарплата не дотягивает до прожиточного уровня, получают доплату. Человек, который мало зарабатывает, налогов практически не платит. Некоторые не могут найти работу и весьма долго живут на пособие. Но они не только не унывают, но даже шутят: «Уже восьмой год семья Рабиновичей живет на ежемесячное пособие. За это время они купили машину, квартиру и провели отпуск на Багамских островах».

А взять, к примеру, израильский «киббуц». Явление просто уникальное!

Или ЦАХАЛ. Избегать службы, мягко говоря, неприлично, даже под законным предлогом. Желание послужить еврейскому государству идет от души.

Что поразило меня, так это то, что солдаты и солдатки спокойно едут на побывку домой со своим штатным стрелковым оружием. С автоматическими винтовками и автоматами и полными рожками боевых патронов.

Парадоксы и странности еврейского государства очень точно подметил выдающийся израильский писатель-юморист Эфраим Кишон.

Это единственная страна, где матери учатся родному языку у своих детей.

Это единственная страна, в которой уже взрывались иракские «скады», «катюши» из Ливана, самоубийцы из Газы и снаряды из Сирии, но все равно трехкомнатная квартира здесь стоит дороже, чем в Париже.

Это единственная страна, в которой богатеи представляют социалистическую левую идеологию, бедные – капиталистическую правую, а средний класс платит за все.

Это единственная страна, в которой израильское меню состоит из арабского салата, румынского кебаба, иракской питы и крема Бавария.

Это единственная страна, в которой можно знать о военном положении по тем песням, которые звучат по радио.

Это единственная страна, в которой человек в растрепанной рубашке с пятном – это министр, а человек в костюме и галстуке – его водитель.

Это единственная страна, в которой мусульмане продают церковные сувениры христианам, а те расплачиваются с ними банкнотами с изображением Рамбама.

Это единственная страна, в которой дети покидают родительский дом в 18 лет, но в 24 по-прежнему живут там.

Это единственная страна, в которой без проблем можно раздобыть компьютерную программу управления космическим кораблем, но техника по вызову для ремонта стиральной машины надо ожидать неделю.

Это единственная страна, в которой на первом свидании парень спрашивает у девушки, в каких войсках она служила, и единственная страна, где выясняется, что ее боевой опыт богаче, чем у него.

Это единственная страна, в которой большинство ее жителей не в состоянии объяснить, почему они живут именно здесь, но у них есть тысяча объяснений, почему невозможно жить ни в одном другом месте.

Это единственная страна, в которой за обязательное образование платит государство, а за бесплатное образование платят родители.

Это единственная страна, в которой бастуют безработные.

Это единственная страна, в которой шестидесятилетние мужчины все еще ненавидят своего сержанта из учебного батальона.

Это единственная страна, которая запустила в космос спутник связи, но никто не дает другому договорить фразу.

Это единственная страна, в которой гость, впервые приходя в твой дом, говорит: «Можно я сам возьму из холодильника?»

Это единственная страна, в которой гостям показывают фотографии детей, когда сами дети находятся рядом, и при этом ужасно стесняются.

Это единственная страна, в которой если ты ненавидишь политиков, ненавидишь служащих, ненавидишь существующее положение, ненавидишь налоги, ненавидишь качество обслуживания и ненавидишь погоду, означает то, что ты любишь ее.

Что еще можно добавить после Эфраима Кишона? Рассказать о семитском сходстве иудеев и арабов и различии, вытекающих одно из другого? Об особых откровениях восточного языка жестов? О девушке в зеленой, стильно подогнанной по фигуре военной форме, которая держит в одной руке автомат, а в другой — букетик цветов?

И все-таки можно… За время командировки было много поездок и встреч. Они-то и дали возможность найти (разумеется, отчасти) ответ на вопрос: какие они - израильтяне?

Несмотря на то, что невозможно встретить израильтянина, который не критиковал бы Израиль за что угодно – внешнюю и внутреннюю политику правительства, «социалистическую» экономику, высокие налоги, плохие дороги и низкий уровень сервиса – израильтяне очень любят свою страну и гордятся ею. 86% из них предпочитают быть гражданами именно Израиля, а не какой-нибудь другой страны. 55% вообще уверены, что страны лучше, чем Израиль, нет на свете.

Однако патриотизм израильтян весьма своеобразен. Так, 65% граждан считают, что в этом государстве существуют вещи, заставляющие их стыдится того, что они израильтяне.

Израильтяне – открытые, словоохотливые и общительные люди. Они встрянут в чужой разговор на улице, чтобы от души что-то посоветовать. Будут читать газету в руках пассажира, сидящего с ними рядом в автобусе, и даже могут попросить его не так быстро переворачивать страницы.

Они никогда не позволят знакомому самому починить машину, даже несмотря на его протесты. Нередко их желание помочь принимает форму вмешательства в чужие дела и может быть воспринято как бесцеремонность. У них просто нет такого распространенного у других народов правила: не лезть не в свое дело. Даже в крупных городах израильтяне не отвернутся, если кто-то поскользнется и упадет. Они непременно остановятся и вмешаются, ибо в Израиле всем и до всего есть дело.

На двух израильтян приходятся, по крайней мере, три мнения. Израильтяне любят иметь категорические суждения по всем вопросам, и для них нет ничего приятнее, чем их озвучивать. Любой, кто не имеет своего мнения или производит впечатление колеблющегося, считается слабаком. Настоящий израильтянин говорит с уверенностью и страстностью пророка. Когда ему приходится сталкиваться с фактами, которые полностью противоречат его теориям, он отвечает: «Ну, так это именно то, что я только что говорил! Друг мой, ты меня не слушал…»

Для израильтянина нет ничего более приятного, чем вызывать всеобщее восхищение. Любой израильтянин, которого вы встретите, провел, по его словам, свои годы службы в армии на самых высоких командных постах (на самом деле он служил поваром на базе в 100 метрах от дома). Израильтянин скажет, что он владеет «магазином интимных вещей» (в действительности - лавочка, где торгуют нижним бельем), «имеет транспортный бизнес» (водит такси) или «обладает новым автомобилем VIP-класса» («Вольво» 1979 года, который он недавно купил, и поэтому для него он — новый).

Другой израильтянин никогда не примет все за чистую монету. Его натренированное ухо всегда переведет эти заявления на язык истины.

Израильтяне – народ нервный. Они постоянно спешат, они – невежливы. Но это вовсе не означает, что израильтяне – плохие люди. С какой-то точки зрения предпочтительнее попасть в неприятность как раз в Израиле, чем в другой стране. Здесь вам помогут. Но с другой стороны, больше шансов попасть в неприятность именно в Израиле.

Израильтяне очень вспыльчивы. Они взрываются, когда видят перед собой какое-то препятствие. Нетерпеливость — это их нормальное состояние. Если вы хотите в этом убедиться, попытайтесь перегнать кого-нибудь на трассе, сесть в театре на чужое место или пролезть без очереди в кабинет врача. Во всех этих случаях вы встретите взрыв негодования, оскорбления, автомобильные гудки и т. п.

Надо видеть израильтянина за рулем. Он уверен, что на трассе существует несколько особых законов, которые гласят: трасса — это зона войны, на которой пленных не берут. Если вас обогнали, значит, вы — никудышный водитель. Поскольку все водители слегка ненормальны, вы должны гнать как буйный сумасшедший, чтобы все ваши соперники перепугались: со мной никакого ДТП никогда не случится.

Когда ему укажут на то, что он превышает скорость, израильтянин будет защищаться: «В Израиле, если вы куда-нибудь хотите попасть, вам надо нестись как сумасшедшему». Но самое страшное на дорогах — это не кровавые аварии, а штрафы, которые в последнее время (особенно за превышение скорости) сильно выросли.

Израильтяне – неважные слуги. В любой европейской стране тамошний официант – именно официант, кондуктор – действительно – кондуктор. А в Израиле официант непременно хочет быть хозяином ресторана, кондуктор – генеральным директором фирмы.

Еще один момент. Израильтяне – все еще не единая нация, они не понимают реакции друг друга. То, что естественно для одного, дико, а иногда оскорбительно для другого. Люди живут вместе, а мыслят по-разному.

Профессор Хайфского университета Адир Коэн несколько месяцев проводил опросы сотен представителей разных социальных групп израильского общества, изучая феномен лжи в среде израильтян. Он выяснил, что 66% из них лгут, чтобы произвести на окружающих «хорошее впечатление».

Самыми лгущими среди представителей различных профессий оказались израильские политики, работники рекламных агентств и компаний, а также адвокаты. Далее идут журналисты и… школьные учителя. Профессор утверждает, что каждый третий израильтянин лжет хотя бы один раз в день.

Пресловутый «левантинизм» – необязательность и непунктуальность – в полной мере присущи израильтянам. Опоздания на встречу, официальное или любое другое мероприятие на четверть часа считаются нормальным явлением. Это касается даже приходов на работу и начала трудового дня.

Другой негативной отличительной чертой многих израильтян, о которой они сами зачастую говорят почему-то с благодушной улыбкой, является простодушно-естественная бесцеремонность, беспардонность и бытовая наглость.

Едущий впереди вас в потоке машин водитель вдруг останавливает свой автомобиль и… спокойно идет в киоск купить сигарет. 5-10 остановившихся машин начинают отчаянно сигналить, а виновник безмятежно делает свое дело, возвращается, да еще возмущенно махнет рукой: «Потерпеть не можете?! У меня сигареты кончились…»

Уже несколько лет ведется кампания за отключение сотовых телефонов хотя бы в театральном и концертном залах. Но в Израиле по-прежнему немало таких, кто не отказывает себе в удовольствии пересказать ход спектакля прямо из зала. Приехавший к подружке в полночь молодой человек посигналит ей автомобильным клаксоном, а она, выглянув из окна пятого этажа, в полный голос начнет обсуждать с ним, куда они поедут веселиться и что ей надеть по этому случаю.

«Крикливый, громкоголосый, нетерпимый к окружающим нахал» – так выглядит израильтянин в собственных глазах. Результаты одного из опросов показали, что 21% респондентов назвали основной чертой жителя страны - наглость, 18 – грубость и 10 – нетерпимость. Из 100% опрошенных 72 отметили негативные черты своих соотечественников и 20 – положительные, прежде всего, дружелюбие, общительность и патриотизм.

Израильтяне просто обожают социологические исследования. Они весьма откровенно отвечают на поставленные вопросы, и эта откровенность дает возможность составить любопытный собирательный образ среднего израильтянина и не менее любопытный образ его жизни.

Вот какие результаты дал опрос, проведенный институтом «Брандман», о любимых занятиях израильтян на отдыхе.

Согласно статистике, в среднем на гражданина Израиля приходится 141 час досуга в месяц. Общие затраты населения на организацию отдыха – 1,3 миллиона шекелей в месяц или в среднем 751 шекель на человека. Вопреки утверждениям о том, что женщины слишком склонны к развлечениям, выясняется, что в Израиле мужчина отводит больше времени и денег своему отдыху (826 шекелей в месяц), нежели женщина (671 шекель).

Самые значительные затраты на свой досуг израильтяне позволяют себе в возрасте от 34 до 49 лет. На этом жизненном отрезке человек, как правило, достигает пика в карьере и доходах. После 50-летнего рубежа расходы на развлечения начинают сокращаться.

Свое свободное время – 141 час в месяц – граждане Израиля распределяют следующим образом. Среднестатистический израильтянин 51 час проводит у телевизора. 14 слушает музыку. 13 изучает газеты. 11 упражняется в тренажерном зале. 10 читает книги. 9 путешествует по Интернету. 7 сидит в кафе. 5 проводит в кружках, столько же плавает в бассейне. 4 часа смотрит видеофильмы. 2 бродит по музеям, столько жн находится в кинотеатре. 1 час наслаждается театральным спектаклем. 7 – все прочие виды развлечений.

Как видно из результатов опроса, экономический кризис не лишил израильтян возможности развлекаться. И все-таки создается впечатление, что, несмотря на южный темперамент, «средний израильтянин» - домосед. Он предпочитает отдыхать, не выходя из своей квартиры. Из-за разгула террора люди по вечерам не рвутся выходить из дома. Да и в выходные дни не каждый отправится с семьей на автомобиле в Галилею или Яффо. А ведь старожилы рассказывают, что в 70-е годы израильтяне на уик-энд ездили… в Газу!

Являются ли израильтяне спортивной нацией?

Серьезного спорта они не любят, предпочитают болеть за любимые футбольные и баскетбольные клубы. Но тренажерные залы и бассейн становятся все популярнее: в среднем народ там проводит полчаса в день.

Тот факт, что люди много времени смотрят телевизор и читают газеты, не нуждается в объяснениях. В Израиле 24 часа в сутки люди готовы к любым новостям.

Но вот интеллектуальный диапазон народа, считающегося очень умным, несколько озадачивает. Телевидение и пресса в Израиле не утомляют мозгов. Наслаждение музыкой тоже не требует интенсивной работы мыслей. Несмотря на высокий технологический уровень Израиля, здесь не так уж популярен Интернет.

Между тем, израильтяне заняли третье место в мировом списке «больных работой». Как показал опрос, проведенный профессором Ицхаком Харпезом, 8,4% трудящихся израильтян можно поставить диагноз «трудоголик». Среди них 91% составляют мужчины и лишь 9% - женщины.

Следует уточнить, что речь идет о людях, посвящающих работе минимум 60 часов в неделю. А термин «трудоголик» применен к тем, чья фанатичная самоотдача трудовому процессу столь преувеличена, что способна нанести ущерб их здоровью, личным и общественным связям.

А вот какой собирательный образ израильтянина рисуют результаты исследования, проведенного министерством здравоохранения Израиля. Это исследование изучало знания, привычки и поведенческие особенности израильского общества в сферах, связанных со здравоохранением.

Как выяснилось, израильтяне страдают от постоянного нервного напряжения. В последнее время, по понятным причинам, показатели душевного не спокойствия резко возросли. Если в 1994 и 1996 годах всего 14% населения Израиля признавались, что большую часть времени пребывают в состоянии стресса, то в 1998 и 2000 годах показатель повысился до 15%, а в 2002 достиг отметки 20%. Иначе говоря, каждый пятый израильтянин ощущает почти непрекращающееся беспокойство и нервное давление.

Количество курильщиков остается постоянным и составляет, в среднем, 26%. Заядлых поклонников табака больше всего среди мужчин от 44 до 52 лет – 40%. Среди женщин от 25 до 44 лет насчитывается примерно 18% курильщиц.

Первое, что мне бросилось в глаза по прибытии в Израиль, - это обилие мобильных телефонов. Через несколько дней мне уже казалось, что ими пользуется и стар и млад. Причем, пользуются самыми разнообразными моделями – от американской «Моторолы» до шведского «Эриксона». Кстати, по названию одной из первых фирм, внедривших эти аппараты на израильский рынок, их стали называть «пелефон». Впрочем, сейчас мобильники «пелефонами» не называют.

Что любопытно: в этом названии отразилось национальное хобби израильтян создавать новые слова, начало которому еще в конце позапрошлого века положил Элиэзер Бен-Иехуда – человек, возродивший язык иврит. «Пеле» на иврите означает «чудо», а вторая часть слова – «фон» – международная.

Подавляющему большинству обладателей «пелефонов», а таковыми являются 7 из десяти израильтян, они служат, на мой взгляд, явно не для деловых разговоров. В этом можно убедиться, проехав, например, в междугородном автобусе Тель-Авив – Хайфа. Салон автобуса напоминает огромную телефонную будку: постоянно раздаются звонки и все хватаются за свои аппараты. А потом еще сидящие рядом вынуждены выслушивать разговоры соседа.

(Замечу в скобках, что в Израиле хорошо развита обычная проводная телефонная сеть. В стране, насчитывающей 6,7 миллиона граждан, зарегистрировано около 7 миллионов «мобильников» и 2,5 миллиона стационарных аппаратов.)

Согласно статистике, 40% имеет, как минимум, две «трубы». За 2003 год израильтяне потратили почти 4 миллиарда долларов на разговоры.

Средний израильтянин – человек экономный. Он может четверть часа торговаться на рынке, чтобы добиться скидки в десять шекелей (чуть больше двух долларов). Зато потом он будет долго и гордо рассказывать знакомому о своей выгодной покупке и потратит на разговор гораздо больше денег, чем сэкономил.

Он говорит в месяц по мобильнику 450 минут (говорят, мировой рекорд), житель Европы – 250, американец – до 150 минут. Доходит до смешного: по международной статистике сотовыми телефонами во всем мире начинают пользоваться молодые люди в среднем с 20-летнего возраста. В Израиле можно увидеть немало 6-летних малышей, расхаживающих с мобильником, прикрепленным к поясу штанишек.

Как отмечалось выше, израильтяне любят отдыхать и путешествовать за рубежом. Причем, израильские туристы – явление весьма любопытное. Их видно за сто верст. Даже если они говорят по-английски.

Многие мои собеседники единодушно утверждали, что турист с Земли обетованной, как правило, всем недоволен. Он покупает самые дешевые туристические пакеты и билеты на чартерные рейсы, а получить хочет все по высшему разряду. Он заказывает в прокатной фирме крошечный автомобиль с двумя дверями и микроскопическим багажником и свято верит в то, что категория машины непременно будет заменена, и он получит более дорогую и комфортабельную модель. Получая же более дорогую автомашину, он жалуется на то, что бензин обошелся ему слишком дорого.

Некоторые специально заказывают билеты на ночные рейсы, потому что такие билеты стоят на десяток долларов дешевле. А потом, приезжая в гостиницу среди ночи, жалуются на то, что пропустили ужин и остались голодными. Другие, наоборот, заказывают обратные билеты на вечер, чтобы провести за границей еще один полный день, а потом жалуются на то, что администрация гостиницы, как это принято во всем мире, попросила их освободить номер до полудня и они были вынуждены целый день ходить по городу. Причем, присесть отдохнуть было негде.

Свое недовольство израильский турист может выражать как во время путешествия, так и по возвращении на родину. В последнее время второй вариант приобрел особую популярность. Каждый год в туристические фирмы, в суды по мелким искам и во всевозможные арбитражные конторы Объединения турагентов поступают тысячи жалоб от недовольных клиентов.

Они утверждают, что их поездка была по тем или иным причинам испорчена и, следовательно, они понесли огромный моральный и материальный ущерб. Речь может идти о слишком тесном гостиничном номере, об автомобиле, в котором не было стереосистемы для прослушивания дисков, о том, что супругам в самолете пришлось сидеть не рядом, а по отдельности. В общем, практически о чем угодно…

Турагенты грустно шутят, что недалек тот день, когда израильские туристы начнут жаловаться еще до того, как выедут за границу. По их словам, многие клиенты заранее, то есть еще до поездки, планируют, на что именно пожалуются при возвращении.

Одно время в газете «Маарив» из номера в номер кочевала рубрика «Кто он, израильтянин?» Каждый раз в ней публиковалось не менее десятка высказываний, принадлежавших самым разным людям. Я выбрал несколько из них, которые подтверждают мои наблюдения и рассказы моих израильских друзей.

* Израильтянин знает все рестораны, а израильтянка - все диеты.

* Израильтянин увольняет подчиненного, потому что недоволен его работой, но дает прекрасные рекомендации, чтобы не портить человеку будущее.

* Израильтянин уверен, что на месте своего начальника он бы гораздо лучше справлялся с делами.

* Израильтянин всегда знает все новости, даже если он сегодня не включал телевизор и не читал газет.

* Израильтянин останавливает такси, чтобы спросить, когда будет автобус.

* Израильтянину всегда есть, что сказать, и никогда - что сказать по делу.

* Израильтянин ищет самое лучшее обслуживание по самой низкой цене и удивляется, что ему достался такой кошмар.

* Израильтянин любит свою страну особенно сильно, когда едет за границу.

* Израильтянин выбрасывает окурок из окна машины и говорит собеседнику: «Знаешь, был я за границей, так там улицы намного чище».

* Если израильтянин чего-то не знает, то он говорит «Ври больше, такого не бывает».

* Израильтянин говорит проходящей мимо девушке: «Как дела, красавица?», а если она не отвечает, кричит вслед: «Уродина, что ты о себе воображаешь?»

* Когда израильтянину хочется вздремнуть днем, он собирает своих отпрысков и говорит им: «А теперь детки, пойдите и поиграйте под окнами у соседа».

* Когда израильтянин возвращается из-за границы, у него не спрашивают: «Ну, как там?», а спрашивают: «Что привез?».

* Израильтянин это тот, кто, узнав цену, говорит продавцу: «Ну, а мне ты за сколько это продашь?»

* Израильтянин сидит с друзьями в кафе, но говорит не с ними, а совсем с другими людьми - по мобильному телефону.

* Израильтянин заставляет жену и детей съедать все, что им положат в тарелки и участвовать во всех забавах, которые им предлагают в гостинице, «потому что мы за это заплатили».

* Стоит израильтянину прожить год за границей, как он, вернувшись, начинает говорить: «Ну, никак я не привыкну жить в этой стране».

* Израильтянин делает все, чтобы не идти в армию, пока на дворе мир и делает все, чтобы туда попасть, если начинается война.

* Израильтянин всегда даст тебе совет. Даже если ты его об этом не просишь. Особенно, когда он ничего не понимает в том, о чем говорит.

* Израильтянин покупает в супермаркете «два по цене одного», хотя и этот один ему даром не нужен.

* Израильтянин всегда готов бастовать, даже если не знает, кому и зачем это надо.

* В какой бы ресторан не пришел израильтянин, он все равно скажет: «А моя мама готовит лучше».

* Израильтянин едет за тридевять земель, чтобы купить продукты на рынке и сэкономить 50 шекелей. Пока он мотается туда и обратно, сжигает бензина на все сто.

* Израильтянин всегда должен банку, но ведет себя так, будто это банк должен ему.

* Израильтянин учится льстить раньше, чем говорить.

* Когда израильтянин видит табличку «Осторожно, мины!», он кидает камень, чтобы увидеть, как рванет.

* Израильтянин едет за границу и останавливается в пятизвездочном отеле. К ужину он выйдет в шортах и шлепанцах.

* Израильтянин просит скидку, еще не спросив цену.

* У израильтянина ребенок в армии, но он не останавливается, когда видит солдата, голосующего на обочине.

* У израильтянина всегда чистая пепельница в машине, потому что окурки он выбрасывает в окно.

* Израильтянин - отличный парень, пока в стране все хуже некуда, и человек хуже некуда, когда в стране все отлично.

* У израильтянина вера в Бога зависит от результатов баскетбольного матча. Выиграла его команда - есть Бог, проиграла – нет.

* Все израильтяне сидят на диете, но это не мешает им кушать друг друга.

* Израильтянин однажды открывает магазин, а потом до конца своих дней работает шофером грузовика и расплачивается с долгами.

Осознаю, что не дал полного ответа на вопрос: «Какие они – израильтяне?» Да это, пожалуй, и невозможно. Думаю, что и сами израильтяне не до конца разобрались – какие они?
20 Октября 2005
Источник
Аватара пользователя
Сан Саныч
Собеседник
 
Сообщений: 17502
Зарегистрирован: 12 дек 2009, 14:29
Откуда: Хайфа, Израиль
Пол: Мужской
Вернуться к началу

Re: Рассказы об Израиле (впечатления туристов)

Сообщение Сан Саныч 07 окт 2016, 18:06

Израиль - это «бомба»!

Изображение

Прикиньте, девки, ваще крутотень... сегодня ночью прилетела из Израиля, я ваще в шоке, это НОРМАЛЬНАЯ страна. Я не понимаю какую фигню по ящику крутят, что типа там бомбы на головы падают, теракты каждый день. Я, честно, писалась, когда туда собралась, и ни кому не сказала, даже мама моя не в курсах была. Да и сейчас она не в теме - девки, держите рот на замке!!!

Нуууу в общем, просто абалдть, там дома такие красивые, бассейны, а море, прикиньте, там настоящее МОРЕ из моего детства, я себе его именно таким и представляла. Девки, Турция отстой!!!

Знаете, у нас +10, а там +30! Абалденно! и солнце палит, я прям, как мороженка, парни с меня глаз не сводят, а такая типа просто улыбаюсь и мимо иду. А некоторые парни ваще с автоматами топают, я, когда первый раз увидела, даже визгнула. Ну не громко, так, чтоб никто особо не слышал, но глаза от страха выпучила по-настоящему. А они хоть бы фиг, наоборот, прошли и НОЛЬ внимания на меня. Ноль без палочки! И тут я, блин, второй раз в жизни, влюбилась. Ну гордость то я имею не детскую, я виду не показала, тоже прошла такая, а сейчас думаю надо бы было бы...

Так, что еще. Ах да, они там все умные и много болтают, романтики никакой. Думаю, менталитет у них восточный. Ну про свиданки я расскажу за кофе.... кстати, там такой кофе, ммммм, пальчики оближешь, а еще он торкает, но не весь. Там даже на дискотеках кофе пьют! ААА, круто!!! Правда, на дискаче была один раз, выж знаете, я не любитель.

А народу по ночам, это ващееее, что-то с чем-то. В Москве там ночью тоже дохрена, но они тупа гуляют парочки, компашки, а тут все веселятся, песни поют, танцуют и куча народу на роликах прям по дорогам ездят.

Что-то совсем пальцы накачала, пойду дрыхнуть, а то щас еще с Валькой и Димкой по телефону 3 часа болтали, устала я. Запомните!

Израиль - это «бомба»! Всем советую! Только предкам не говорите, а то еще переживать будут.
- - - - -
Из поста ВКонтакте
Аватара пользователя
Сан Саныч
Собеседник
 
Сообщений: 17502
Зарегистрирован: 12 дек 2009, 14:29
Откуда: Хайфа, Израиль
Пол: Мужской

Re: Рассказы об Израиле (впечатления туристов)

Сообщение Сан Саныч 04 ноя 2016, 22:42

Владимир Каплун: «Привет, Израиль!»

Владимир Каплун - автор и исполнитель песен в жанре «шансон».
Родился 24 мая 1980г. в городе Киеве.
Живёт и работает в городе Филадельфия, США.

[youtube]http://www.youtube.com/watch?v=AsTBBhvKSpM[/youtube]
Аватара пользователя
Сан Саныч
Собеседник
 
Сообщений: 17502
Зарегистрирован: 12 дек 2009, 14:29
Откуда: Хайфа, Израиль
Пол: Мужской

Re: Рассказы об Израиле (впечатления туристов)

Сообщение Сан Саныч 19 июн 2017, 21:21

Шутишь, да?

Испанская журналистка Пилар Раола, чьи статьи перепечатывают в 12 странах Латинской Америки, после поездки на Ближний Восток включила в свой репортаж такой абзац:
Израиль - магнит для иностранных журналистов не потому, что здесь больше террора, чем в Мексике, и не оттого, что война арабов против евреев волнует кого-либо из журналистов по-настоящему.

Причина: Израиль - это Запад.

Зарубежным журналистам удобно жить в Израиле, они под лупой ищут малейший повод для сенсационных репортажей и создали Израилю репутацию страны, где стреляют из-за каждого угла. Значит, пребывание иностранного спецкора в Иерусалиме, Тель-Авиве, Хайфе и т.д. - опасно для жизни, и корреспондента надо оплачивать по самой высокой ставке. В Израиле постоянно живут не меньше 100 иностранных спецкоров, в том числе репортеры "Аль Джазиры", и вся эта пишущая и вещающая публика питается в ресторанах с чистой посудой и регулярным санитарным наблюдением. У кого из коллег ни спрашивала, никто не рискует покупать продукты питания на арабских базарах, за исключением Яффо, куда по субботам валом валят евреи.

Забыла указать, что в Аргентине аккредитовано меньше зарубежных журналистов, чем в Израиле, не говоря о Мексике и Колумбии.

За приятную жизнь надо платить материалами. В результате, когда израильские пограничники убивают двух палестинских террористов, поднимаются стоны и крики на весь белый свет, а в Мексике каждый день бандиты и полиция отстреливают 20-30 человек, но белый свет ничего об этом не знает.

Израиль несомненно надо считать страной на военном положении. В любом другом государстве при таком положении вводят цензуру и уж совершенно точно учреждают министерство информации. Израиль - исключение. За все годы существования государства такое министерство или бюро созданы не были.

Когда меня спрашивают: "Как они там живут?!" - я отвечаю: "Нормально", - а мне говорят: "Шутишь, да?"
Источник
Аватара пользователя
Сан Саныч
Собеседник
 
Сообщений: 17502
Зарегистрирован: 12 дек 2009, 14:29
Откуда: Хайфа, Израиль
Пол: Мужской

Re: Рассказы об Израиле (впечатления туристов)

Сообщение Сан Саныч 16 янв 2018, 09:42

Что поразило туристку из Самары в Израиле
Где находится самое короткое метро в мире, придумали аську и хранится единственная икона улыбающейся Богоматери

Город-сад

Хайфа – прежде всего порт на Средиземном море. Кроме того, это индустриальный город - здесь много заводов тяжелой и легкой промышленности. Интеллектуальный - вузы, высокие технологии, отделения Microsoft и Intel, в конце концов, тут придумали «аську». Очень русский – почти треть его населения – наши бывшие соотечественники, поэтому Хайфа идеальна для начала путешествия по Израилю.

А еще этот город невероятно живописен. Его украшение – Бахайские сады, спускающиеся террасами по склону горы Кармель - созданы руками бахайцев, представителей религиозного течения. Сады величавы и красочны днем, а ночью, освещенные миллионом огней, выглядят просто фантастически. Захватывает дух и от вида ночной Хайфы со смотровой площадки, расположенной в средней части города. Добраться до нее проще всего на кармелите – подземном фуникулере. Это единственное метро в Израиле и официально самое короткое в мире: всего шесть станций. Их стены разрисованы местными художниками.

Среди арабов

По легенде воды всемирного потопа остановились у границы городка Акко – ближайшего соседа Хайфы. В средние века через подземный тоннель в Акко проникли крестоносцы (*1) и на некоторое время сделали его столицей своего королевства. Этот путь хорошо сохранился. Он мрачен и явно говорит о том, насколько тогда люди были невысоки ростом.

Другая достопримечательность Акко – старый город, населенный исключительно арабами, сохранивший древний колорит. Каменные дома, кажется, почти без окон. Расстояния между ними шириной метра два-три – даже не сразу понимаешь, что это улочки, запутанные, незаметно перерастающие в рынок между жилыми зданиями. Здесь есть все: рыба, пряности, кофе, одежда, ювелирные украшения…

Обилие непривычных лиц, незнакомый язык, узкие улочки произвели впечатление, но вызвали легкую тревогу: нам предстоял переезд в Иерусалим и остановка в гостинице в арабском квартале. Мы выбрали ее из-за близости к старому городу. Но одно дело – быть в такой атмосфере три часа, и совсем другое – три дня. Масла в огонь подлил таксист на центральной автобусной станции в Иерусалиме: мол, зря вы там селитесь, неспокойное место, мы стараемся туда не соваться. Посочувствовала и гид.

На деле арабский квартал в столице Израиля напоминал скорее зажиточную деревеньку. Резвятся дети, в лавочку привезли свежие фрукты, парни возятся в гараже с автомобилем, гуляют степенные папаши, приветливо кивают, но вообще не говорят по-русски. Улочки не вызывают клаустрофобии, правда, их названия написаны на иврите и арабском. Поэтому однажды мы там заблудились. Нам вызвался помочь арабский мальчишка лет 10, проводил и… смущенно отказался от пяти шекелей в благодарность.

Словом, ничего неспокойного в этом якобы страшном месте за три дня мы не заметили. Зато вовсю наслаждались арабской кухней на завтрак, гостеприимством в любое время дня и призывами муэдзина с минарета на молитву пять раз в сутки.

Хранить эмоции в глубине души

Израиль – это страна-музей, а религиозные святыни здесь практически на каждом шагу. Чтобы хоть немного погрузиться в эту тему мы выбрали двойную экскурсию: в Вифлеем (место рождения Иисуса Христа) и по старому городу в Иерусалиме (место его казни и воскресения).

Вифлеем расположен в Палестинской автономии, которая хоть и не признана самостоятельной государственной единицей, но все-таки – почти другая страна внутри Израиля. Храм, построенный на месте гостиницы (*2), где дева Мария родила Христа – колоссальное по силе воздействия место. В нем находится единственная в мире икона девы Марии Улыбающейся. На других она изображена печальной, а здесь радуется, что подарила миру Спасителя. Именно к этой иконе, а также к символической вифлеемской звезде и идут толпы паломников. В тот день их посетил и некий христианский владыка. Меня поразило, что в это время город не был перекрыт, храм не оцепляли. Лишь несколько окруживших владыку журналистов с телекамерами выдавали, что это необычный паломник.

Стена Плача в старом городе Иерусалима произвела на меня, пожалуй, самое сильное впечатление. Ощущение, что стоишь перед ней словно голая, как младенец, и такая же беспомощная. И будто кожей слышишь все эмоции и мольбы миллионов людей, что когда-либо были здесь. Энергетика этого места потрясает и делает человека предельно искренним хотя бы на несколько минут. Слезы выступают на глазах сами собой, трудно устоять на ногах. К сожалению, Стену Плача нельзя фотографировать (*3). И в этом, наверное, есть свой смысл: надежнее хранить эти чувства не в пикселях, а в глубине души.

А вот Храм Гроба Господня меня, увы, не впечатлил. Наверно, дело было в суете, которая царила в нем: толпы экскурсантов, отталкивающих друг друга, вот-вот должна была начаться служба. Но при взгляде на Голгофский камень внутри что-то екнуло.

ЧИТАТЕЛЮ НА ЗАМЕТКУ

Израильский шекель равен примерно 8,5 рублям (*4). Брать с собой можно доллары и евро, по рублям курс менее выгодный. Обменные пункты расположены на каждом шагу. Можно расплатиться и пластиковой картой: их принимают везде, за исключением рынков и совсем мелких лавочек.

Объясниться с местными в Израиле просто. Гиды русскоговорящие, персонал многих отелей, магазинов и т. д. владеет «нашим». Если нет, английского хватает элементарного: я уже через сутки вспомнила этот язык, которым не пользовалась лет 15, и даже аргументировано торговалась с таксистами. Если человек, к которому вы обращаетесь, не понимает английского, чаще всего это русский.

Транспорт в Израиле дорогой – бензин стоит на наши деньги около 50 рублей за литр (*5). Билет на городской автобус - 7,2 шекеля, но действителен в течение часа – за это время можно проехать не единожды. Однажды пожилой еврей, выходя из транспорта, сунул мне, входящей, свой билет. Вот и верь после этого мифам об их прижимистости! Очень много такси, это удобно, но дорого: 5-10 минут поездки – 30-40 шекелей. Беря такси от аэропорта или центральной автобусной станции, стоит сбросить названную цену примерно в полтора раза – все как в России. Между городами можно передвигаться поездом или автобусом. Самолеты невыгодны: билет стоит долларов 100, а времени много не сэкономишь.

Еда в Израиле довольно дорогая (блюдо в кафе – 50-80 шекелей), но порции огромные, а к каждой прилагается бесплатно пита, пара видов салата и иногда напиток. Очень вкусный кофе (от 10 шекелей) и свежевыжатые соки (15-30 шекелей). Много фаст-фуда: от бутербродов в огромных булках, обычного и кошерного (!!!) Макдоналдса до шаурмы и фалафеля (шарики из нутового пюре, обжаренные во фритюре, в пите, с хумусом, свежими и маринованными овощами на выбор). Вкусно невероятно – решил даже мой муж, завзятый мясоед. Заказывать фалафель лучше там, где его покупают арабы: делают, как для себя и недорого, от 11 шекелей. Впрочем, едят в Израиле, кажется, везде, а если не едят, то пьют кофе за столиками прямо на улицах, перегораживая весь узкий тротуар, курят, беседуют или сидят в Интернете.

Вопрос, как быть со связью в Израиле, не имеет однозначного ответа. Купить сим-карту не получится: это может сделать только гражданин этой страны, т. к. сим-карта должна быть привязана к счету в банке (*6). Проще приобрести обычную телефонную карту и звонить из таксофона, но минимальная сумма рассчитана примерно на 1,5 часа общения. Мы взяли с собой ноутбук и звонили домой по скайпу, благо интернет есть почти везде.

Косметика на основе минералов Мертвого моря – один из символов Израиля. Ее предлагают везде, но в туристических местах, и прежде всего на самом море, цены завышены в 2-3 раза. Покупать ее лучше в «Суперфармах» (гибрид аптеки и косметического магазина), обращая внимание на скидки и акции «2 по цене 1» или в дьюти фри перед отлетом на родину.
Источник
===========================
Примечания:
В целом интересно, но хочу исправить ряд неточностей.

(*1) Не знаю, кто ей такое рассказал, скорее всего таксист, который вызвался быть и гидом. Не стоит на такое соглашаться. Наврут с три короба, да еще и полиция может такого самозванного "гида" задержать и оштрафовать, а турист проведет пару часов в полицейском участке в качестве свидетеля. Удовольствие то еще. Обращайтесь только к лицензированным гидам.
А крестоносцы ни через какой туннель в Акко не проникали, а завоевали его после осады. При этом произошло много интересного, вот об этом вам гид и расскажет. Туннель, о котором идет речь, проложен крестоносцами уже после завоевания города совсем для других целей.

(*2) Никакой гостиницы там в те времена не было, была просто пещера, "отверстье скалы", как писал Пастернак:

...Светало. Рассвет, как пылинки золы,
Последние звезды сметал с небосвода.
И только волхвов из несметного сброда
Впустила Мария в отверстье скалы...


(*3) Фотографировать нельзя только в субботу, в остальные дни - пожалуйста.
И не только "стену нельзя фотографировать", а вообще пользоваться фотоаппаратом.

(*4) Сейчас шекель равен 16,5 рублей.

(*5) Сейчас бензин стоит примерно 100 рублей за литр.

(*6) Ничего подобного. Сим-карту можно купить без проблем на почте или почти в любой лавке, привязывать ее к счету в банке совершенно не обязательно. На нее (в этой же лавке) можно положить деньги (от 50 шекелей), когда кончатся - добавить еще.
А таксофонов сейчас уже почти не осталось - ими никто не пользуется.
Аватара пользователя
Сан Саныч
Собеседник
 
Сообщений: 17502
Зарегистрирован: 12 дек 2009, 14:29
Откуда: Хайфа, Израиль
Пол: Мужской
Вернуться к началу

Re: Рассказы об Израиле (впечатления туристов)

Сообщение Сан Саныч 30 май 2018, 20:23

«Мне сказали: в Израиле живут одни звери»
впечатления новой репатриантки

Изображение

Сара-Виктория Мындреску совсем недавно переехала из Молдовы в Израиль. Она делится своими впечатлениями об израильтянах

Когда я только репатриировалась, знакомая тут же написала мне, что лучше бы я переехала в другую страну, так как "в Израиле - не люди, а звери, и никому ни до кого нет дела".

Поскольку в Молдове я работала репортером, то видела немало злых людей. И уверена: такие есть в любой стране, просто надо избегать общения с ними. А недавно я вечером прогуливалась по тихим улочкам города Ор-Йегуда, и ко мне пристали двое парней. Как оказалось, это были не израильтяне, а подвыпившие гастарбайтеры. Вот и думай после этого, кого бояться в Израиле...

Религиозная среда Иерусалима

На Шавуот мне довелось побывать в Иерусалиме. Остановилась я у религиозных друзей, так что праздник нужно было соблюдать по всем правилам.

Скажу откровенно: Израиль и Иерусалим - как два разных государства.

Жизнь религиозной части Иерусалима крайне отличается от привычной израильской реальности. Никаких телевизоров, радио. Только книги, изучение Торы, молитвы.

Светским людям это кажется прошлым веком, но религиозные по-настоящему счастливы. И я даже позволю себе сказать, почему. Их женщины ходят в скромной одежде, так что жены не переживают, когда муж выходит из дома. У них в принципе нет повода для ревности, так как мужчины либо учатся в йешиве, либо ведут дела с такими же, как они, мужчинами.

Религиозные люди до свадьбы не заводят романов, поэтому им не с кем сравнивать супругов. Их дети не сидят, уткнувшись в компьютер, а много играют с другими детьми. У меня сложилось мнение, что родившимся в этой среде комфортно в ней.

Отношение религиозных к светским

Я не буду сейчас углубляться в проблему ультраортодоксов, но они действительно не очень уважают светских, хотя стараются об этом не говорить. Заметив едва одетую девушку, они отводят взгляд. Некоторые из них опускают глаза при виде любой женщины, что с непривычки может показаться оскорбительным. Но если понять, что таким образом мужчина просто старается не давать пищу своему воображению, то обида сразу исчезает.

Светский Израиль

Я в восторге от израильской приветливости. Особенно ее ценишь, приехав из страны постсоветского пространства. Например, только в Израиле на приеме у госслужащего можно поговорить о его семье и здоровье, а с продавцом обсудить политическую ситуацию в стране или поспорить, с чем вкуснее делать салат.

Как-то мы с другом решили поесть в тель-авивском кафе. Обратившись к местным с вопросом, где поблизости можно попробовать фалафель, мой друг получил ответ: "Слушай, брат, тут за углом самый лучший фалафель, ты такого еще не ел! Попробуй, братишка, не пожалеешь!" Не припомню, чтобы в моей стране кто-то называл незнакомого человека братом. Я думаю, такая приветливость придает особый шарм израильтянам.

Одежда и внешность

Израильтяне дают хороший пример новоиспеченным репатриантам: расслабиться и перестать гладить одежду. В Израиле все выглядят так, как им хочется. Иногда внешний вид кажется неряшливым, иногда чересчур вычурным. Но в любом случае здесь надо понять: это способ самовыражения. Или просто доказательство того, что для израильтян есть вещи поважнее внешней оболочки. Как-то я встретила девушку в вечернем платье и вьетнамках в 12 часов дня. И что? Это ее личное дело!

А сидящие на асфальте люди могут удивить разве что приезжих из бывшего СССР. В Израиле удобство - на первом месте. Отсюда еще один мой вывод: свобода слова и самовыражения для жителей Израиля - это не предвыборный лозунг. Это стиль жизни.

Какой район, такие и люди

На Святой земле собрались не только три основные религии, но и все национальности, мировые культуры и идеологии. Например, в районе центральной автобусной станции Тель-Авива, даже не зная о ее славе, сразу обращаешь внимание на странных и неторопливых людей. Этот район сильно отличается от Бней-Брака, где жизнь кипит, а большинство прохожих - религиозные.

В Тель-Авиве легко встретить сменивших пол, а вот в Хайфе или Беэр-Шеве таких увидишь нечасто.

В Бат-Яме, Ашдоде и Петах-Тикве я даже не стараюсь в магазине говорить на иврите, потому что все вокруг понимают русский. Вообще русскоязычные репатрианты, как только узнают, что я "новенькая", осыпают меня словами поддержки и дельными советами.

В общем, я поняла: в Израиле каждый найдет то, что ему подходит.

Что касается лично меня, то я решила обосноваться подальше от тель-авивских оригиналов и поближе к людям с моим менталитетом и культурой. Мне кажется, что рядом с ними мое устройство в новой стране пройдет легче.

А вообще главное, что чувствуешь после репатриации, - что везде свои.

А закончить мне хочется словами моего местного знакомого: "Приехав в Израиль, не думай, что ты самый умный: здесь все евреи!" И это здорово!
Источник
Аватара пользователя
Сан Саныч
Собеседник
 
Сообщений: 17502
Зарегистрирован: 12 дек 2009, 14:29
Откуда: Хайфа, Израиль
Пол: Мужской
Вернуться к началу

Re: Рассказы об Израиле (впечатления туристов)

Сообщение Сан Саныч 16 июн 2018, 15:15

ВОРОТА В ИЗРАИЛЬ. БЕН-ГУРИОН.

В какую бы страну вы не прилетели, знакомство с ней начинается с порога, то есть – с аэропорта. Где-то чисто где-то грязно, где-то народ улыбчив и вежлив, а где-то прохожий сбивает вас с ног и не извиняется, где-то множество детей, а где-то их совсем нет — и вот уже в голове складывается некая картинка о том месте, куда вас угораздило прилететь на этот раз. Израиль — не исключение. На такое небольшое государство приходится целых четыре гражданских аэропорта, включая те, что в Хайфе и в Эйлате. Но главным и самым популярным считается Международный аэропорт имени Давида Бен-Гуриона, который за свою почти восьмидесятилетнюю историю повидал немало широко распахнутых глаз туристов и новых репатриантов, слез прощания и радости встреч. Разумеется, Бен-Гурион — не полное отражение Израиля, однако, прилетая сюда, кое-что интересное про страну все же можно понять.

Мое знакомство с аэропортом Бен-Гурион случилось в июле 2013 года, и было оно, прямо скажем, омрачено непредвиденными обстоятельствами. Во-первых, мой муж не только еврей, но еще и журналист, поэтому в его паспорте давно красуются афганские визы, что весьма затруднило нам въезд в Государство Израиль. Пограничник на паспортном контроле счел неубедительными объяснения о том, что мой супруг сто лет назад снимал в Афганистане документальный фильм, и отправил нас в специальную комнатушку, где сидели такие же, как и мы, несчастные и страждущие, горячо желающие попасть на Землю Обетованную, но имеющие для этого непреодолимые препятствия.

Надо отдать должное — система подобных «собеседований» в Бен-Гурионе поставлена очень неплохо: уже минут через сорок мы, нарисовав наше генеалогическое древо незнакомой женщине и доказав, что не причиним вреда израильтянам, стояли у багажной ленты. Но тут произошло второе мрачное обстоятельство. Наш багаж потерялся. Его просто нигде не было. Мы оббежали вдоль и поперек все багажные ленты аэропорта и поняли, что наши зубные щетки нам настолько дороги, что пора бежать к представителю авиакомпании.

Надо сказать, система поиска багажа, утерянного в Бен-Гурионе, поставлена не менее хорошо, нежели система «собеседований». Нас тут же попросили написать заявление на английском языке, взяли наш израильский адрес, и уже завтра пообещали доставить чемодан к порогу. Затем бодрый паренек в спецодежде вызвался вместе с нами обойти еще раз все багажные ленты, пока, наконец, у одной из них не нашелся наш багаж. Он преспокойно стоял прямо посреди зала. Мы готовы были поклясться, что его там не было еще десять минут назад. Все ленты, как одна, были абсолютно пусты. Но теперь, словно по мановению волшебной палочки, наши упакованные шорты с майками были у нас в руках, в паспортах красовались заветные печати, а значит, больше ничто не затрудняло наше знакомство с Израилем.

Бен-Гурион расположен в 14 км к юго-востоку от Тель-Авива, недалеко от города Лод. Назван он в честь Давида Бен-Гуриона, первого премьер-министра Израиля, кстати, выходца из Российской Империи. Аэропорт Бен-Гуриона по праву признан самым безопасным в мире. Он охраняется не только полицией и солдатами ЦАХАЛа, но еще и частными охранными агентствами. Аэропорт подвергался нескольким террористическим атакам, но ни одна попытка угона самолета, слава Б-гу и службе безопасности, не увенчалась успехом.

В Бен-Гурионе, кроме всем привычных российских систем контроля и безопасности есть и чисто израильские. К примеру, это описанные выше «собеседования», которые проходят по прилету лишь некоторые пассажиры (в числе которых оказались и мы), а вылетая — абсолютно все, вне зависимости от того «Эль-Алем» вы летите или «Аэрофлотом». Казалось бы, наивные и подчас неожиданные вопросы «во сколько рейс? куда?», «где делали покупки в Израиле?», «как зовут вашу бабушку?» направлены в первую очередь на считывание вашей реакции и эмоций. Затянуться подобное «интервью» может весьма надолго, хотя по собственному опыту могу сказать, что если у вас на руках ребенок, желательно орущий, количество вопросов к вам сокращается в разы.

Люди, которые проводят этакие мини-допросы, как правило, молодые девушки и парни. Прежде чем стать контролерами безопасности в аэропорту Бен-Гуриона, они проходят несколько уровней собеседования, включая 15-страничную анкету и психотест, а затем — шестинедельные обучающие курсы, которые венчаются непростым экзаменом. Чему учат на этих курсах, естественно, остается тайной за семью печатями, однако зная степень подготовки контролеров безопасности, начинаешь понимать, что бабушкино имя иногда может дать гораздо больше информации, чем кажется нам, простым смертным.

Но система безопасности в израильском аэропорту, конечно, не состоит из одних собеседований, она многоуровневая. Если гуляя в ожидании рейса, вы внимательно присмотритесь к окружающим, то обнаружите ничем не примечательных мужчин в толпе. Как правило, они с чемоданом и одеты в стиле «casual»: рубашка, джинсы, с виду — обычный пассажир. На самом деле это сотрудники безопасности в штатском, они непрерывно курсируют среди толы пассажиров, «подслушивают» ваши разговоры, отслеживают окружающую ситуацию и немедленно сообщают о каждом подозрительном человеке.

Еще одна «фишка» Бен-Гуриона — огромные зеркальные колонны. Казалось бы — замечательная деталь дизайна аэропорта. Что находится внутри колонн, пассажирам не видно. А вот изнутри — вы как на ладони. Поговаривают, что в этаком «зазеркалье» сидят снайперы и, в случае чего, они быстро среагируют.

Что-то мне подсказывает, что такая система безопасности на порядок эффективнее злых теток в Шереметьево, вытряхивающих одеяла из детских колясок прямо вместе с детьми.
Источник
[youtube]http://www.youtube.com/watch?v=eC2-FHA4GV4[/youtube]
Аватара пользователя
Сан Саныч
Собеседник
 
Сообщений: 17502
Зарегистрирован: 12 дек 2009, 14:29
Откуда: Хайфа, Израиль
Пол: Мужской

Re: Рассказы об Израиле (впечатления туристов)

Сообщение Сан Саныч 24 июл 2018, 20:09

«В Израиле грязно и воруют»

И в Беларуси, и в США, и в России автор этих строк слышала одно и то же мнение об Израиле. Вернувшись на родину, она решила ответить всем критикам сразу

На днях я вернулась из большого путешествия по Канаде и Америке. И, к своему удивлению, услышала там то же мнение об Израиле, что двумя годами ранее по другую сторону океана - в Беларуси.

В Беларусь меня пригласила на юбилей знакомая из социальных сетей. За годы общения мы сблизились, и авантюра с поездкой к незнакомому лично человеку не разочаровала. Новая приятельница оказалось очаровательной не только в виртуальной, но и в реальной жизни.

На торжество собрались гости, и хозяйка представила всем подругу из Израиля. Поздравления, концерт, тосты; официальная часть подошла к концу, народ принялся неформально общаться.

Подходит ко мне приятная пара: «Милости просим к нам. Были мы в Израиле – там грязно». Думаю: «Действительно, не операционная стерильность, но, кроме грязи, у нас еще кое-что обращает на себя внимание туристов». Вежливо улыбаюсь.

Подходит милая дама: «Приятно познакомиться! А у вас в Израиле грязно!» Вечер перестает быть томным… После третьего упоминания о грязи я чувствую, что начинаю сходить с ума.

Наутро осторожно спрашиваю подругу, почему от Израиля у белорусов остаются только определенные впечатления. Смеется: «Батька недавно выступал по телевидению. Сказал, что был в Израиле, где "грАзно, как в Бобруйске". Мои приятели просто цитировали».

Отлегло, но осадок остался. Кстати, была я тогда и в Бобруйске. Очаровательное место, грязи не заметила.

Но вернемся к моему путешествию по Канаде и Америке.

Подруга, живущая в Лос-Анджелесе, повела меня к своим приятелям отмечать американский День Независимости. Собралась большая компания милых людей, все принесли вкусную еду и достойные напитки; невзирая на жару, расположились за большим столом у бассейна.

Принимающая меня сторона представила подругу из Израиля – и началось. «Жил я в Израиле – не в восторге». - «Там грязно?» - спрашиваю. – «И это – тоже. И перспективы нет. А здесь!»

Пока молчу.

Второе мнение: «Приехал я в Израиль, решил искупаться на тель-авивском пляже. Не поверите, всю одежду украли! Я к вам теперь ни ногой». Осторожно спрашиваю, впервые ли его обкрадывали и только ли в Тель-Авиве. Жена: «Ой, он такой шлимазл, у него везде все воруют».

Но тут включается стихийный третейский судья и объясняет, что Израиль – полный отстой, бизнес делать с ним нельзя, там грязно, ущербно и т.д.

И тут я позволила себе нарушить правила гостеприимства: «Ребята, вы только что – стоя! - провозглашали тост за процветание Америки. Я только что - стоя, с правой рукой на груди! - пела с вами американский гимн. Почему вы считаете, что мне интересно слушать и слышать ваши мнения об "ущербном" Израиле? Желаю вам всяческого процветания, но учтите: антисемитизм никто не отменял, ни в одной стране. И куда вам всем податься в случае погромов? Знаете еще такое место на Земле?»

Зал затих. Я подумала, что переборщила. Тут появилась подруга хозяев, американская вдова Олега Видова. Ее удивительная собака, похожая на овечку, переключила внимание на себя.

А мне вспомнилось, как много лет назад я шла в Герцлии-Питуах по пляжу с тогдашней приятельницей, женой посла России в Израиле. «Как вы здесь живете? – спросила она. – Грязь, все примитивно». Я спросила, почему она меня, грязную и примитивную, пригласила в кафе. Естественно, последовал ответ: «Ты что? Я же не тебя имела в виду!»

Конечно, всем этим людям я могла бы рассказать о хай-теке Израиля, который подарил миру выдающиеся технологии. Об израильской медицине, которая спасает больных из более чистых и воспитанных стран. О свободе слова, которая позволяет любому израильскому школьнику спорить хоть с учителем, хоть с директором, хоть с самим премьер-министром.

Да и о грязи мне было что сказать. Например, о той, что вывозится туристами с Мертвого моря как самый драгоценный сувенир.

Я могла бы рассказать, как в израильских кафе, с которыми «стыдно делать бизнес», бесплатно кормят солдат. Не потому, что они голодны, а потому что хозяин хочет угостить защитника за свой счет. Так этот «простоватый бизнесмен» видит жизнь: вот солдат его армии, а вот горячая пита с мясом. Ешь, братишка, а деньги я еще заработаю.

А еще я вспомнила, как покойный Бовин однажды сказал: «Если вашу страну что-то погубит, - не разгильдяйство и необязательность, а то, что вы постоянно проигрываете в информационной войне. Я неоднократно говорил об этом вашему премьеру». Кстати, и тогда премьер-министром был Биньямин Нетаньягу…

О чем это я? Так, музыка навеяла. Мелодия гимна Америки. И мелодии гимнов других стран.
Источник
Аватара пользователя
Сан Саныч
Собеседник
 
Сообщений: 17502
Зарегистрирован: 12 дек 2009, 14:29
Откуда: Хайфа, Израиль
Пол: Мужской

Re: Рассказы об Израиле (впечатления туристов)

Сообщение Lilah 24 июл 2018, 21:09

А я с такими людьми вообще не разговариваю, только они посмеют сказать что-нибудь неуважительное.
Судя по всему, это просто недалекие закомплексованные люди, которые не видят
дальше собственного носа, собственной одноразовой тарелки и пятна на собственном полу.
Делай, что должен, и свершится, чему суждено (с) Марк Аврелий.
Аватара пользователя
Lilah

 
Сообщений: 14278
Зарегистрирован: 12 дек 2009, 01:12
Откуда: Израиль, Хайфа
Пол: Женский
День рождения: 0

Re: Рассказы об Израиле (впечатления туристов)

Сообщение Бульбаш 25 июл 2018, 09:19

По этому поводу есть хорошая русская поговорка - "свинья грязь везде найдет". Каждый видит, то что хочет.
Например я в Израиле вижу тысячелетнюю историю, прекрасную природу, замечательных отзывчивых людей, превративших пустынную землю в рай. А кто-то видит только грязь. Ну пусть и копается в грязи, если ему так нравится.
Власть, грубо попирающая закон, не может быть законной.
Аватара пользователя
Бульбаш
Советник
Советник
 
Сообщений: 2209
Зарегистрирован: 12 дек 2009, 17:23
Откуда: Минск
Пол: Мужской

Re: Рассказы об Израиле (впечатления туристов)

Сообщение Сан Саныч 25 июл 2018, 22:07

Впечатления известной журналистки от её поездки в Израиль

Изображение

Юлия Латынина – кандидат филологических наук, известный журналист и писатель. Обозреватель «Новой газеты». С 2003 года — постоянный автор и ведущая еженедельной программы «Код доступа» на «Эхо Москвы». С сентября 2017 года живёт в эмиграции.

Я сейчас была в таком замечательном месте, как государство Израиль — по всему Ближнему Востоку восстают арабы против своих правительств. И есть одно государство, в котором живут арабы, и не восстают. Знаете, как называется это государство? – государство Израиль. Полтора миллиона арабского населения среди 8-миллионного Израиля. Почему не восстают — для этого надо видеть арабские деревни в Израиле. Это деревни, в которых дома в два раза выше и в два раза шире любого дома в израильской деревне. А почему они в два раза выше? – потому что арабы не платят налоги. Они не платят налоги «кровавому сионистскому режиму», — естественно, зачем им содержать израильские истребители? Они не получают никаких бумаг – все эти дома часто построены незаконно, а если ты их начнешь сносить, то крик про сионистских оккупантов.

Эти деревни — кто-то более враждебен евреям, кто-то совсем не враждебен, но супер-радостных отношений там нет. Все равно эти люди не платят налоги и не будут платить, и эти люди не считают себя связанными израильскими законами. Эти люди избирают в парламент израильский каких-то странных представителей, которые потом встречаются с ХАМАС. Но на самом деле каждый человек из этой деревни, который рассчитывается кэшем, который произносит все положенные слова о «сионистском режиме», он понимает, что у него существует большой дом – причем, лучший на всем Ближнем Востоке, гораздо лучший, чем в какой-нибудь нечастной Ливии, гораздо лучше, чем в какой-нибудь несчастной Газе. Потому что в Газе есть потрясающие дома тоже, есть такие дома, что просто не уступят дворцу Путина. Но это дома руководителей. А внутри самой Газы, если это не руководители, не те, кто распределяет деньги от Европы, гуманитарную помощь – это лачуги.

Так вот в арабских деревнях в Израиле такого нет – все дома очень большие, если ты хоть что-то делаешь, а работает араб довольно мало, он не так часто занят на высокотехнологических работах, никогда рядом с арабской деревней не видно индустриальной зоны, тем более, «хай-тэковской» зоны, чаще всего это сельское хозяйство, это безналоговое строительство. Иногда это какая-то более продвинутая работа. Так вот, несмотря на то, что эти люди не платят налоги, они прекрасно понимают, что они так хорошо существуют лишь внутри государства Израиль.

Потому что хорошо, когда евреи платят налоги, строят дороги, когда евреи заботятся здравоохранением. Хорошо существовать в качестве такого паразита. Потому что если завтра государство Израиль развалится, и придет какая-нибудь Джамахирия и объявит, что здесь все принадлежит народу, то этих больших домов не будет, большие дома будут только у местного товарища Каддафи. И дорог не будет, здравоохранения не будет, вообще ничего не будет, и будут есть друг друга. А не едят друг друга только благодаря «кровавому сионистскому режиму».
Источник
Аватара пользователя
Сан Саныч
Собеседник
 
Сообщений: 17502
Зарегистрирован: 12 дек 2009, 14:29
Откуда: Хайфа, Израиль
Пол: Мужской

Re: Рассказы об Израиле (впечатления туристов)

Сообщение Lilah 26 июл 2018, 20:41

Что это с Латыниной? :shock:
Делай, что должен, и свершится, чему суждено (с) Марк Аврелий.
Аватара пользователя
Lilah

 
Сообщений: 14278
Зарегистрирован: 12 дек 2009, 01:12
Откуда: Израиль, Хайфа
Пол: Женский
День рождения: 0

Re: Рассказы об Израиле (впечатления туристов)

Сообщение Сан Саныч 27 июл 2018, 14:48

Lilah писал(а):Что это с Латыниной?

А что тебе не понравилось?
Аватара пользователя
Сан Саныч
Собеседник
 
Сообщений: 17502
Зарегистрирован: 12 дек 2009, 14:29
Откуда: Хайфа, Израиль
Пол: Мужской

Re: Рассказы об Израиле (впечатления туристов)

Сообщение Lilah 27 июл 2018, 21:59

Да мне понравилось. Но она же не может обычно одним медом.
Обязательно ввалит ложку дегтя. :unknown:
Делай, что должен, и свершится, чему суждено (с) Марк Аврелий.
Аватара пользователя
Lilah

 
Сообщений: 14278
Зарегистрирован: 12 дек 2009, 01:12
Откуда: Израиль, Хайфа
Пол: Женский
День рождения: 0

Re: Рассказы об Израиле (впечатления туристов)

Сообщение Сан Саныч 29 июл 2018, 20:52

Нация, которая умеет жить

Изображение
Василий Иванович Зима
Ульяновская область, старший помощник прокурора

В Украине евреев любят не все. Как, впрочем, и в России, и тем более в странах арабского мира. Это факт. Вынужденное молчание прерывает несдержанная, иногда грязная ругань. Так можно охарактеризовать отношение многих украинцев к представителям народа израильского.

Мне сложно сказать, в чем причина такого поведения. То ли в том, что большинство отечественных олигархов евреи. А может, это память поколений? Евреев в свое время изгнали из Испании. Их громили в Британии. Потом на них ополчилась вся Европа во времена Гитлера. После этого восстал арабский мир. Но они живут. И стоит сказать - живут хорошо.

Они на самом деле умеют жить на земле. Они приспособлены. Их научили с раннего детства выживать, побеждать, захватывать необходимую жизненную территорию и жить. Полноценно, ярко, в достатке. Если бы на наши головы за 20 лет независимости свалилось столько несчастья, сколько выпало на головы израильтян, основавших свою страну на жалком клочке выжженой пустыни, мы вряд ли сохранили бы свою независимость.

А они не просто сохранили ее в реальных войнах с превосходящими силами противника. Они превратили пустыню в богатые, плодородные земли и сумели привлечь в свою страну миллионы беженцев. А мы, украинцы, миллионы своих сограждан отправили на заработки.

Понять евреев можно только в Израиле. Когда я прилетел на Землю обетованную и, ожидая, пока нам найдут свободный номер в отеле, мирно пил пиво за столиком маленького ресторанчика в Тель-Авиве, мне удалось увидеть сотни лиц, глаз, улыбок и тел. Они, израильтяне, вели себя очень раскованно, свободно и независимо. И совсем не важно, в чем они были одеты и на какой машине приехали или вообще пришли пешком. Они понимали, что идут по своей земле, что они здесь хозяева и окружающие люди не желают им зла.

На пляже - десятки стариков. Они загорали и качались на волнах Средиземного моря. Это, сказали мне, из первой волны эмиграции. Им дали бесплатное жилье, а теперь еще и хорошую пенсию. Так что им в принципе не нужно ни о чем заботиться. Тем, кто приехал следом, не повезло. Квартир не давали. Но предоставляли шанс заработать собственным умом. Хотя, в Израиле, где так много умных, это не просто. Но шанс жить достойно есть у всех.

Живут они просто: в квартирах скромный ремонт и минимальные удобства. Автомобили весьма скромные. Одежда - удобная. Заработанное евреи тратят на обучение детей, на здоровье и на путешествия. Израильтяне - самые активные путешественники в мире. И особо развит у них именно внутренний туризм. Да им, в принципе, не нужно никуда ехать. Мертвое море - совершенная лечебница, где, кроме водных процедур, можно отлично отдохнуть в современных отелях Ейн-Геди и Ейн-Бокека.

Они всегда улыбаются, открыты к общению и все воспринимают с позитивом или с легкой грустью, но с неизменной улыбкой. Они верят в то, что избраны и любят себя. Да, возможно они считают себя лучше других и даже лучше тех народов, среди которых им приходится жить. Но именно такое отношение к себе и к окружающим обеспечивает им успех.

А еще евреи умеют ценить и поддерживать таланты. Зависти, присущей украинцам, у них нет. Еврей всегда поможет еврею, а украинец украинца всегда при случае обгадит и позавидует и обрадуется тому, что у соседа корова сдохла.

Мы плодородные земли превратили в мусорные свалки, а евреи в пустыне создали оазис. Я видел финиковые рощи: сотни пальм. И гроздья плодов на каждой пальме упакованы в специальные мешкочки: чтобы птицы не клевали. Они берут из своей земли максимум, при этом землю сохраняя, а мы и то, что Бог нам дал, уничтожаем. А еще жалуемся на нашу власть. А вот евреям с властью повезло: их лидеры не предавали народ. а рисковали собой ради победы своего народа. И не потому, что у них политики мудрее. Нет. Просто народ достаточно мудр, чтобы не привести к власти идиотов, бандитов, лицемеров и воров.

Их объединила любовь к земле, народу, а трагедии, которые случались в прошлом, сделали их мудрее и научили еще сильнее любить жизнь и укреплять свою страну, чтобы больше никто и никогда не мог ее уничтожить, а народ израильский изгнать в вечные скитания.

Они умеют ценить жизнь. В самой последней забегаловке Тель-Авива, куда приличный турист не зайдет, а мы зашли, поскльку все остальные магазины были закрыты, продавец, отвечая на вопрос, свежие ли у него продукты, сказал: "Вы что, а разве можно продавать плохую еду?"

У них йогурты - лучшие в мире, а вина просто изумительны. Косметика, изготовленная на Мертвом море, просто делает чудеса. Они умеют ценить качество, создавать качество и жить качественно. Не хоромы строить и заваливать квартиры вещами, влезая в долги и в кредиты, а жить красиво, свободно, наслаждаясь каждой минутой и каждым днем.

Я вернулся с Израиля совершенно другим человеком. Я понял, что нужно ценить себя и всегда отстаивать себя и свою точку зрения. Не отвечать злом на зло и ругательством на ругательство. И всегда смотреть на мир широко открытыми глазами, ожидая чуда каждое мгновение.

Возвращаясь от Стены Плача, куда мы заскочили на пару минут помолиться, я услышал окрик двух ребят: "Молодой человек, а вы знаете, что вы наш?" Я ответил: "Ну да, может быть. Есть подозрение, но точно сказать не могу." Они продолжили: "Я вам точно говорю. И смотреть не надо. Я и так вижу. Вы наш. Приезжайте."

Не знаю, что он такое увидел во мне. Мне сложно сказать. Но с тех пор меня не покидает желание еще раз приехать в Израиль. И еще раз побыть с этим народом. Таким достойным, преданным себе и своей стране и таким свободным. Внутренне свободным. А не только в Конституционных статьях, как, например, мы.

А еще евреи любят своих детей, в отличие от нас. Именно поэтому, наверное, они, повзрослев, добиваются успеха в любых сферах. Наверное, быть евреем - это не "кровное" дело. Тут какой-то другой ген имеет значение. Тот, который вкладывает в человека Бог. Ген, который делает людей способными ценить жизнь и наслаждаться ею сполна.
Источник
Аватара пользователя
Сан Саныч
Собеседник
 
Сообщений: 17502
Зарегистрирован: 12 дек 2009, 14:29
Откуда: Хайфа, Израиль
Пол: Мужской
Вернуться к началу

Re: Рассказы об Израиле (впечатления туристов)

Сообщение Сан Саныч 12 авг 2018, 21:37

«Дорога смерти»
Жалоба, написанная туристами после поездки на Мертвое море
Ещё с утра мы с женой сразу поняли по охраняемым вооружёнными солдатами КПП, что нас везут какой-то опасной нестандартной территорией, но с Божьей помощью, добрались до Мёртвого моря без инцедентов. Однако на обратном пути мы узнали, что это было ничто иное как сама Палестина (!!!) и наш автобус при возвращении сделал остановку прямо посреди неё! (*) Четверть часа мы провели в таком диком арабском месте, что даже местных бедуинов никто не останавливал навяливать нам свой фотосет на их трех верблюдах. Один Господь знает как мы остались живыми и невредимыми посреди вражеского края в период напряжённости арабо-израильского конфликта. Мы требуем объяснений подвержению нас смертельной опасности вместо доставки нас на отдых нормальным человеческим путём.
Реакция турфирмы:
Водитель следовал разрешённой контролируемой государством территорией, имея право остановиться на ней в любом не запрещённом ПДД месте. Если вы считаете, что маршруты по Палестинской автономии недопустимы, вам следует найти не заезжающее туда турагентство, а если - что евреи не имеют права на обетованною им упомянутым Вами Богом землю - то не логично ли тогда вообще сменить страну?

Ответа не последовало.
===============
(*) Альмог.
Аватара пользователя
Сан Саныч
Собеседник
 
Сообщений: 17502
Зарегистрирован: 12 дек 2009, 14:29
Откуда: Хайфа, Израиль
Пол: Мужской

Re: Рассказы об Израиле (впечатления туристов)

Сообщение Lilah 13 авг 2018, 09:04

Сан Саныч писал(а):«Дорога смерти»
Жалоба, написанная туристами после поездки на Мертвое море

И ничего удивительного. Я знаю людей, которые не едут в Израиль вообще,
потому что "там стреляют".
И не докажешь им, что стреляют везде в мире, что поток туристов и паломников
в Израиль не уменьшается, а увеличивается и они живые и здоровые возвращаются домой
Это характер, ребята.
За 25 лет в Израиле я, наверно, раз сто ездила на Мертвое море с туристами и без,
со своими гостями и без... И всегда останавливались в Альмоге Насчет кофе, туалета и пр.
Хорошая удобная заправка оборудованная для отдыха, с видом на древний город Иерихон,
чьи стены обрушились от трубного голоса шофара в свое время,
Посмотришь чуть в сторону - вид на гору Каранталь, где дьявол искушал Иисуса...
опять же в свое время...
Дорога на Мертвое море полна машин с палестинскими номерами - опять же едем без
происшествий... Короче, больным надо в больничке лежать, лечить свои страхи
под наблюдением врачей, а не на Мертвое море ездить... :da-da:
Делай, что должен, и свершится, чему суждено (с) Марк Аврелий.
Аватара пользователя
Lilah

 
Сообщений: 14278
Зарегистрирован: 12 дек 2009, 01:12
Откуда: Израиль, Хайфа
Пол: Женский
День рождения: 0

Re: Рассказы об Израиле (впечатления туристов)

Сообщение Lilah 13 авг 2018, 09:13

Эх, фотку не нашла! Но так захотелось съездить!
С остановкой в Альмоге. :aga: coff.
Делай, что должен, и свершится, чему суждено (с) Марк Аврелий.
Аватара пользователя
Lilah

 
Сообщений: 14278
Зарегистрирован: 12 дек 2009, 01:12
Откуда: Израиль, Хайфа
Пол: Женский
День рождения: 0

Re: Рассказы об Израиле (впечатления туристов)

Сообщение Бульбаш 13 авг 2018, 11:05

Вот она, "дорога смерти" )))

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение
Власть, грубо попирающая закон, не может быть законной.
Аватара пользователя
Бульбаш
Советник
Советник
 
Сообщений: 2209
Зарегистрирован: 12 дек 2009, 17:23
Откуда: Минск
Пол: Мужской

Пред.След.

Вернуться в Путешествия


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1